Обыденность зла

Материал из Посмотре.ли
Перейти к навигации Перейти к поиску
« Среди действующих лиц нашей сказки [«Обыкновенное чудо»], более близких к «обыкновенному», узнаете вы людей, которых приходится встречать достаточно часто. Например, король. Вы легко угадаете в нём обыкновенного квартирного деспота, хилого тирана, ловко умеющего объяснять свои бесчинства соображениями принципиальными. Или дистрофией сердечной мышцы. А то и наследственностью. »
Слово Божие от Евгения Шварца
« — Люди, — Геральт повернул голову, — любят выдумывать страшилищ и страхи. Тогда сами себе они кажутся не столь уродливыми и ужасными. Напиваясь до белой горячки, обманывая, воруя, исхлёстывая жён вожжами, моря голодом старую бабку, четвертуя топорами пойманную в курятнике лису или осыпая стрелами последнего оставшегося на свете единорога, они любят думать, что ужаснее и безобразнее их всё-таки привидение, которое ходит на заре по хатам. Тогда у них легчает на душе. И им проще жить. »
— Анджей Сапковский
« Обычные. Такие же, как все. »
Леонид Филатов, «Дилижанс» (речь о весьма недостойных, но ничем не выдающихся людях)

Чтобы вызывать ужас и омерзение, злодею совсем необязательно быть посланцем из Ада, кровососущим мертвецом или каким-нибудь вовсе непознаваемым страховидлом. Обычные люди о двух руках, двух ногах и одной голове с этой задачей справляются ничуть не хуже, а то и лучше. В конце концов, от чёрта рогатого никто не ждёт раздачи бесплатного мороженого, а когда простой человек начинает вытворять такое, что всех чертей может заткнуть за пояс, шок и отвращение аудитории гарантированы.

Плюс сто очков к обыденности злодей получает, если он не наглухо слетевший с катушек маньяк, каннибал или ещё какой психопат, а рядовой гражданин. Серийные убийцы (к счастью!) по улицам толпами не шастают, а вот избивающие по пьяни членов семьи люди обыденность зла демонстрируют наиболее наглядно.

Бонусные очки, если бытовой злодей творит нехорошее дело, но при этом уверен, что поступает правильно и что ему потом спасибо скажут, если только не окажутся безнадёжно-неблагодарными свиньями. Так самое страшное, что настоящего героя народ тупо и демонстративно забывают, даже не сговариваясь, ибо похоже мыслят.

Так как обыденное зло обычно противопоставляют фантастическим и невероятным вещам, троп зачастую пересекается с Плохие люди. Также наш троп является неотъемлемой частью жанра чернуха.

Примеры[править]

« Слепая ненависть к другому рождается завистью, страхом и безоглядной жаждой потребления. »
— Платон Беседин

Фольклор[править]

  • Анекдот: «А ты вот хотя бы представляешь, что чувствует снайпер, стреляя в мирных жителей? Правильно, отдачу в плечо».

Литература[править]

« В мире полным-полно подонков — и эти подонки могли запросто рядиться в одеяния аристократов, Кулаков, даже рясы жрецов или балахоны учёных мужей — подонков всегда хватало, тут без вопросов, и всегда они жаждали хаоса и возможностей, которые тот предоставлял. Жаждали бессмысленной жестокости, высвобождения ненависти, хотели убивать и насиловать. И тут уже всякое оправдание сгодится, да и без оправдания тоже можно. »
— «Малазанская книга Павших», книга «Охотники за костями»
« Пираты плохие, а солдаты хорошие, хотя убивают и те и другие. Торговец, по уши погрязший в обмане, — порядочный человек, но воришка, который крадёт у него кошелек, — подлый злодей. Команда этого корабля, Тарес, Дороль и остальные, — просто пираты. А ты когда-нибудь думала о том, откуда берутся пираты? Известно ли тебе, госпожа, что такое служба на имперском корабле? Или торговом барке? »
— Раланд, «Король Тёмных Просторов» Феликса Креса; пополам с ещё одним тропом

Русскоязычная[править]

  • Рассказ Л. Толстого «После бала» во многом как раз об этом.
  • М. Е. Салтыков-Щедрин, «Господа Головлёвы» — целиком о тропе, как и большая часть творчества этого автора. Ни Порфирий «Иудушка» Головлёв, ни его мать не являются какими-то сугубыми злодеями, однако в основном именно их поступки и характер прямо или косвенно привели к смерти практически всех членов семейства, включая и самого Иудушку с матерью.
  • Сварог — да, в этом мире наличествуют мраккультисты и Великий Мастер во главе них, но основная масса злодеев — просто люди (и лары), готовые ради своих амбиций решительно на всё. Отдельно стоит король Хелльстада Фаларен — обычный человек, на которого свалилось огромное могущество, превратив его в итоге в эдакого пресыщенного всем злодея из книг маркиза де Сада
  • П. Санаев, «Похороните меня за плинтусом». Подобное психологическое насилие в семьях — вещь, к сожалению, обыденная и довольно часто встречающаяся, просто не всем повезло быть пасынком известного режиссёра.
  • А. Богатырёв, «Марсианин» — интересная вариация случайно попавшие в наш мир туристы из параллельной реальности, где СССР — ведущая мировая держава, были шокированы обыденностью зла в капиталистической России.
  • Захар Петров, «Муос» — наиболее омерзительным и жутким в романе являются не монстры-змеи и даже не зомбированные червями люди-ленточники (которые вообще по сути в их понимании благонамеренные экстремисты), а патологический садист и апокалиптический маньяк Рэй Славински, совершенно нефантастический (в плане отсутствия каких-то мутаций) человек.
  • Стругацкие, «Обитаемый остров» — «Ужасно, когда тебя пытает не враг, а чиновник. Вот посмотрите на мою левую руку. Мне ее отпилили в доброй довоенной охранке, в три приема, и каждый акт сопровождался обширной перепиской… Палачи выполняли тяжелую, неблагодарную работу, им было скучно, они пилили мою руку и ругали нищенские оклады. И мне было страшно».
  • Едва ли не все книги Александра Варго (псевдоним российской группы писателей, работающих в жанре хоррора, мистики и ужасов, и возглавляемых С. Дёминым). Даже при наличии заглавного маньяка/монстра обязательно будут как минимум двое персонажей ничуть не жиже (в некоторых книгах, впрочем, вообще нет ни единого положительного персонажа. «Кристмас», к примеру). Причём они спокойно будут маскироваться под обычных людей — по крайней мере в глазах других персонажей.
  • Юрий Нестеренко:
    • «Приговор» — практически все персонажи. На 21-м году гражданской войны не стоит доверять ни добродушной крестьянской чете, ни гостеприимным бабушкам, ни аристократической чести…
    • «Комбинат». Педаль выжимается в пол с самого начала, когда описываются мрачные будни нищей депрессивной российской провинции — но при этом явных злодеев среди персонажей нет, не считая эпизодических уголовников (да и те — мелкая шпана). Обычные люди, которым просто не повезло жить в таком месте, вполне способные вызывать сочувствие… В финале, когда выясняется, что все жители Красноленинска знают, для чего существует Комбинат и сам город — педаль уходит под землю.
    • «Чёрная топь» — аналогично.
  • Рассказ https://mymindiscreepy.space/posts/u-menya-net-brata — троп пополам с полное чудовище.
  • «Злее не бывает» Игоря Мерцалова — совершенно бытовой кошмар о бывшем гопнике, спившемся до полной невменяемости, и его семье, из которой он теперь тянет каждую копейку.

На других языках[править]

  • «Повелитель мух».
  • Стивен Кинг обожает этот троп:
    • «Оно» — на одного несчастного древнего монстра там целая туча обыденных злодеев: малолетние психопаты Генри Бауэрс, Джон Гартон и Патрик Хокштеттер, грязно посматривавший на собственную дочку Эл Марш, домашний садист Том Роган.
      • Интерлюдии о жизни Дерри ещё ярче подсвечивают обыденность зла: в массовых убийствах охотно принимают участие рядовые горожане, жён и детей не бьющие, над соседями не издевающиеся. Хотя не то чтобы расстрелянную банду слишком-то жалко…
      • Глава о судьбе братьев Коркоранов тему раскрывает полностью: тут есть и отчим-садист, одного пасынка «довоспитывавший» до смерти, а второго постоянными избиениями вынудивший сбежать из дому (из-за чего до мальчишки быстро добралось Оно); и его сука-жена, которая сначала покрывала мужа, а после его разоблачения быстренько развелась и отсудила личные сбережения пропавшего сына; и школьная администрация, закрывавшая на весь этот кошмар глаза (не дай бог начальство узнает и урежет финансирование!).
    • «Сияние» — Джек Торранс отличался склонностями к вспышкам насилия задолго до того, как в его жизни появился отель «Оверлук». Равно как и его папаше для жестокого избиения супруги помощь сверхъестественного зла не потребовалась.
    • «Необходимые вещи» — мерзкие поступки, пусть и вследствие демонического соблазна, совершают самые обычные жители городка Касл-Рок. Устоять перед искушением смогли единицы.
    • «Буря столетия»: педаль в пол. Да, главзлодей там — демон, но сам он мало злодействует: весь цимес в том, чтобы раскрутить на пересечение морального горизонта ВСЕХ жителей городка Литтл Толл Айленд.
    • «Мизери» — в этом романе вообще нет ни капли сверхъестественного, и во многом благодаря этому он является одним из самых страшных среди произведений Кинга: ведь в теории подобное может произойти с любым из нас. А вот попасться в лапы вурдалаку или быть укушенным вампиром весьма маловероятно в нашем мире.
  • «Гарри Поттер»:
    • Семейство Дурслей вкупе с тётушкой Мардж и её бульдогом.
      • Тут всё непросто. Слово Божие гласит: взрослые Дурсли — Вернон и Петунья — свято уверены, что они самое настоящее Добропорядочное Доброе Добро. Унижая и недокармливая Гарри, они не хотят ему зла — они уверены, что таким образом «спасают мальчика от страшной волшебной участи», уже убившей его мать (сестру Петуньи). Примерно так: станет, мол, ребёнок мало кушать — и в нём не накопится ЭТО; будет сопляк знать своё место — и приучится быть нормальным человеком, а не ЭТИМ! Именно поэтому они до последнего старались не пустить Гарри в школу волшебства и были готовы «защищать мальчика» с оружием в руках (буквально!).
      • До гибели своей сестры Петунья и сама, подобно ей, хотела в волшебницы, но её не приняли. Поэтому она рассорилась с Лили — и очень завидовала ей. Но гибель Лили от руки местного Тёмного Властелина привела Петунью в ужас, и она поклялась, что никогда больше даже мечтать не посмеет об ЭТОЙ стезе, и близких своих, если потребуется, удержит от неё. Любой ценой.
      • Дадли Дурсль (сын Вернона и Петуньи) — просто избалованный и злой мальчишка, не осознающий, насколько он объективно несчастен (несчастен исключительно по собственной милости и по милости упоротых родителей, сделавших из него культ). Подрос — поумнел.
      • Тётушка Мардж — озлобленная, грубая и властная стерва, к тому же пьяница… которую, однако, Вернон Дурсль любит нежной братней любовью. Когда она была девочкой — он всегда за неё заступался, а она чувствовала себя за дюжим младшим братиком как за каменной стеной. Выросши и постаревши, она стала заводчицей породистых собак — а любимого бульдожку она балует, сюсюкается с ним и поит его коньяком, который хлещет и сама. То есть попросту портит и медленно убивает пса.
    • С некоторой натяжкой сюда можно добавить и Долорес Амбридж (Кхембридж). Это не вселенское зло. Это бюрократ, получающий истинное удовольствие от того, что заставляет других подчиняться правилам и законам. А что конкретно эти жестокие и извращённые законы и правила она сама и написала — просто добавочная везуха, вишенка на торте.
  • Анджей Сапковский:
    • «Сага о ведьмаке» (и сиквел — трилогия игр The Witcher). Монстры в основном помаленьку вымирают, и их не так уж много; а маги, ведьмаки и нелюди не принесли столько горя, сколько его доставили войны и феодальные распри.
    • «Сага о Рейневане». Роты смерти колдуна Грелленорта смотрятся довольно блекло на фоне всеобщей мерзости — рыцарей-разбойников, садистов-фанатиков, циничных предателей, алчных князей, развратного духовенства и простых безликих бандитов.
  • «Песнь Льда и Пламени» (и «Игра престолов») — во все поля. Пока что наиболее мерзкие существа в этой вселенной — это охреневшие от безнаказанности феодалы, кровожадные рыцари и наёмники, а вовсе не таинственные ледяные демоны, поднимающие мертвецов (хотя и такие там есть, да ещё как есть).
  • Ялмар Тесен, «Опасное соседство» — обыденность зла по отношению к живой природе описывается во всей красе.
  • Произведения Ричарда Лаймона — во все поля. Видите вон того интеллигентного учителя? Толстого и неуклюжего парня? Самого обычного мальчика? Не обманывайтесь, они сотворят такое, что даже обычным маньякам тошно станет.
  • «Князь Пустоты» — педаль в земное ядро. Мир, где боги — полностью инфернальные сущности, и чтобы не угодить в ад, приходится откупаться от них жестокостью и фанатизмом. Мир, где местные не эльфы из-за дефективного бессмертия вынуждены убивать тех, кого любят. Мир, где грохнувшиеся на голову предыдущим инопланетяне — апокалиптические маньяки, вытворяющие такое, что лучше вообще не упоминать. Как думаете, какие здесь будут люди?
  • С. Хилл, «Я в замке король!» — это почище отношений Дадли Дурсля с Гарри Поттером.
  • Феликс Крес, цикл «Книга Всего», «Король просторов» — бывший помощник капитана Раланд в ярких красках описывает дочери капитана Ридарете, о которой он просил позаботиться перед своей кончиной, что из себя представляет служба на имперском корабле или торговом бараке и почему так много людей уходят с них в пиратство.
  • Дэн Симмонс, «Террор» (и одноимённый сериал): сверхъестественный персонаж ровно один — древний демон в форме огромного белого медведя. Помимо него, есть конченный психопат в лице плотника Хикки и его братии, а также опасности в лице голода, мороза и ледяных торосов.
  • Терри Пратчетт, «Ночная стража» — большинство «непоминаемых», за исключением их начальника, не злодеи по сути, а просто тупое быдло, дорвавшееся до власти и получившее возможность самоутверждаться за счёт слабых. В наличии бухгалтер — незлобивый и семейный человек, который никого не пытал и не казнил, просто аккуратно вёл учёт схваченным и убитым горожанам. Довольно прозрачная аллюзия на нацистские (да и любые, в общем-то) концлагеря.
  • Сирилл Корнблатт, «Корабль — акула» — садист-моралист Виляка начал, а остальное США подхватило…
  • Р. Харрис, «Фатерланд». Коллеги-следователи спокойно, между делом обсуждают текучку в виде бытовухи. Основного виновного теперь казнят, вторую участницу отправят «на исправление», мужу ее тоже не позавидуешь. Сущность уголовного преступления? Какая-то фрау затеяла интрижку с присланным помогать ей с работой по дому поляком-гастарбайтером. В тексте есть еще немало подобных сцен и намёков. Впрочем, узнав о медицинских опытах на людях во время войны, главный герой еще задолго до событий книги пошел и крепко напился в компании со своим начальником, который и показал ему секретные документы.
    • И это вовсе не какая-то особенная фишка нацистов — абсолютное большинство человеческой истории характеризовалось вполне аналогичным подходом. Русская боярыня, переспавшая с ордынцем, супруга конкистадора, разделившая ложе с индейским воином, плантаторка, затащившая в постель чёрного раба — участь их всех была бы ещё хуже. Причём такое преступление заключено не в адюльтере как таковом и даже не в том, что его совершила женщина, а в связи с представителем «низшей расы». Только вот время действия романа — не X и даже не XV век, а 1964 г.

Кино[править]

  • «Догвилль» — весь об этом.
  • Фильмы о буллинге, от советского «Чучела» до эстонского «Класса», тоже попадают под этот троп. Обычные школьники из нормальных семей, не какие-нибудь маньяки…
  • «Андрей Рублёв» — Русь для грустных.
  • «Иди и смотри» — вся суть политики Третьего рейха по отношению к мирным жителям на оккупированных территорий СССР.
  • «Левиафан».
  • «Лабиринт Фавна» — самым омерзительным персонажем является не какой-то сказочный монстр, а палач франкистского режима капитан Видаль.
  • «Груз 200» (реж. Алексей Балабанов).
  • «Без свидетелей» Никиты Михалкова. Едва ли не самый страшный персонаж в истории отечественного кинематографа — это статусный учёный, основная цель которого — любой ценой сохранить свою блестящую карьеру.
  • «Дитя бога» — У героини ребёнок от бога. Чудес не бывает, бывают изнасилования и амнезия.
  • «72 метра» — именно это изображает Янычар в качестве меры психологического воздействия на регулярно выпивающего «воина-строителя». С явно скучающим видом человека, которого опять вынудили заниматься какой-то ерундой вместо важных дел, проговаривает под нос: «Планируемое мероприятие — расстрел, участники — так, место — плац, наглядное пособие — пистолет Макарова (достаёт, передёргивает затвор), руководитель — я, исполнитель… а, чёрт, опять самому придётся».
  • «Человек за солнцем» — во все поля. На фоне до омерзения жестоких убийств подопытных Сиро Исии жалеет солдата, которого тошнит от этих зверств, надеется, что он скоро привыкнет и рекомендует ему отдохнуть. Работник крематория, сжигая изуродованные трупы, напевает песни. Учёные по-дружески обещают угостить офицера ужином, если он найдёт им в качестве подопытного (для извлечения заживо органов) молодого мальчика.
    • А самое страшное в этом фильме, что это обычная производственная драма про институт физиологии. Просто «бревнами» стали представители не слишком обычного вида. Когда вполне приятная дама рассказывает про действия, достойные этого фильма, и на ахуй скучающе замечает, что надо просто абстрагироваться, поневоле вспоминаешь сцену: «это человек… — Нет!… — Это китаец… — Нет! — Это очень плохой китаец… — Нет! Запомните, это — Бревно!». Сиро Исии среди нас гораздо больше, граждане. Оправдания те же. Законодательство пока ограничивает, больше тормозов нет.

Телесериалы[править]

  • «Клан Сопрано» — персонажи телесериала почти не отличаются от тех, кто за ними наблюдает у экранов телевизоров: они растят детей, обсуждают бейсбол и бокс за барной стойкой, боятся застудить простату, нервничают из-за переработок, вступают в профсоюзы… а время от времени ещё скрываются от копов, вымогают деньги, торгуют краденным, делят общак, убивают людей.
  • «Сверхъестественное» — полными чудовищами являются не инфернальные сущности, а обычные люди.
  • «Гримм» — некоторые серии тоже подходят под троп.
  • «Игра престолов» — диалог Рамси и Оши. Когда Рамси говорит ей о своей привычке сдирать с людей кожу, она спрашивает: «Ты их ешь после этого?». На его отрицательный ответ она говорит: «Я видала и похуже».
  • «Культ» — 7 сезон «Американской истории ужасов». Членами культа являются озлобленные обыватели, которым просто не очень повезло в жизни. Но трупов они понаделали немало.
  • «Торчвуд» — в одной из серий охота на нечто сверхъестественное и инопланетное заканчивается встречей с семьёй вполне «нормальных» людей-канибалов. После чего Капитан Харкнесс ещё и подсвечивает, что страшнее человека монстра он ещё не встречал.
  • «Пока цветёт папоротник» — потустороннее зло и колдуны, говорите? Ну-ну. Главные герои, которые за время своих побегушек по Алтаю навидались всякого, с уверенностью скажут: жестокий и расчётливый бизнесмен Игорь Князев страшнее. Впрочем, даже его начинаешь жалеть, когда узнаёшь, что его буквально держит за жабры родная бабка — Надежда «Не называй меня бабушкой!» Игоревна. Которая ради собственной выгоды манипулирует внуком, играет за его спиной за его конкурентов и в конце концов просто его «топит». А самое обидное — в итоге этот милый божий одуванчик не получает абсолютно никакого наказания за свои художества и, сдав Игоря в психушку, с удовольствием налагает свои загребущие руки на его активы. Остаётся только посочувствовать тем самым конкурентам — с такой партнёршей, как Надежда Игоревна, долго они на вершине мира явно не продержатся.
  • «Великолепный век» — козни, грызня и изощрённые убийства — необъемлемый элемент гаремной жизни. Умение избавиться от соперницы или её ребёнка — необходимый женщине навык для выживания, если, конечно, не хочешь всю жизнь прокуковать простой служанкой при госпожах. Да что там, сам будущий султан до восшествия на престол должен избавиться от братьев-конкурентов.

Аниме и манга[править]

  • Манга Kami no Kodomo («Дитя Бога») — даже главный герой, социопат с комплексом Бога, для которого убить человека — всё равно, что чаю выпить (включая собственных родителей!), не вызывает такого отвращения, как его одноклассники в младшей школе, которые издевались над девочкой-изгоем, загоняя ей булавки под ногти и заставляя есть собственные экскременты. Подсвечено самим героем: потом-то эти детишки вырастут и станут «порядочными членами общества».
  • Elfen Lied — наиболее мерзкими в этом аниме и манге выглядят вовсе не апокалиптические маньяки диклониусы и силпелиты, и даже не полные чудовища, вроде Какудзавы и Шляпника, а самые заурядные люди. Маленькие гаденыши, убившие щенка потому что это весело, отчим, насиловавший маленькую Майю, бесчувственный продавец еды, грубо пославший Нану, у которой были деньги, но которая не умела ими пользоваться и т. д. На их фоне даже псих-наёмник Бандо и неэтичный антизлодей Курама кажутся приличными людьми.
  • Trigun — реалии Гансмоука как таковые.
  • Meikyuu Black Company — Веруза Шубах просто добивается непрестанного повышения нормы прибыли и выработки. А добьется падения и вымирания человечества, когда перед лицом армии монстров оно пошлет гиперкапиталистическую цивилизацию в преисподнюю.
  • Tokyo Godfathers — внезапно, есть даже в такой доброй и светлой работе. Кто из всех персонажей не вызывает ничего, кроме отвращения? Группа подростков, устроившая «предновогоднюю уборку» и потехи ради избившая бомжа Джина. А потом эти молодчики, как будто ничего и не случилось, пошли тусовать с девчонками.
  • Хентайная Henshin Emergence — ой, много. Тут и папаша, домогающийся собственной дочери, и парни из класса Саки, шантажом заставившие её отдаться им, и группа старшеклассников, ограбившая и избившая до полусмерти бомжиху на последнем месяце беременности. Если что, жертвой была одна и та же девушка, а те сволочи так и не понесут никакой кары.
  • «Перелеска» — даже те, на кого надеешься до последнего.
  • «Хроники Эвиллиоса».

Видеоигры[править]

  • Dragon Age Origins и особенно вторая часть. Своеобразная фишка игры. Конечно, сушествуют всякие демоны, порождения тьмы и прочие хтонические чудовища, однако герою и общему правому делу вредят в-основом не они. Логэйн (хоть он и антизлодей), эрл Хоу, соперник в Орзаммаре, Хартия, Антиванские Вороны и прочая… Это не вселенское зло, а обычные властолюбивые козлы, садисты, корыстолюбцы, стяжатели, гопники, горе-патриоты и т. д., но вкупе они составляют такой клубок зла, который любого Архидемона переплюнет. Во второй части еще хлеще. Никакой демон или сатана не наделает столько вреда, сколько одна взбесившаяся бабёнка, следующая инстинкту храмовника, и подлец-предатель своего брата, движимый жадностью.
    • В третьей части в целом история та же. Да, демоны, Корифей, ещё кое-кто (не будем спойлерить) — но большую часть адского ада обеспечивают вполне нормальные интриганы, повстанцы, слетевшие с нарезки наркоши и прочий тедасский зоопарк. И наличие натуральной ДЫРЫ В НЕБЕ им не мешает ни капли. Вопль фемИнквизитора в «Чужаке» более чем оправдан — ибо мир именно такой, как там сказано.
  • В ту же копилку идут и первые две части Mass Effect (казалось бы, причём тут один и тот же разработчик?). Восставшие геты, зловещие Жнецы и прислуживающие Коллекционеры являются фоном для преступных сообществ, частных армий и всевозможных террористов с экстремистами. Даже в третьей части, в разгар решающей схватки со Жнецами, без этого не обходится.
  • LISA — Марти Армстронг, регулярно насиловавший свою дочь (и, по-видимому, принуждавший сынишку Брэда принимать в этом участие). Кончилось тем, что Лиза повесилась.
    • Сама Лиза, например, издевалась над маленькими животными, чтобы облегчить свою боль. Во многом из-за неё неплохой парень Бернард съехал с катушек и возненавидел Брэда.
  • Cyberpunk 2077 — во все поля. Все пассажиры сварились заживо внутри автоматического автобуса при пересечении пустыни из-за технической неисправности, приведшей к блокировке дверей и отключению системы кондиционирования? Компания-производитель заявила, что успех и безупречная репутация этого автобуса не должны быть омрачены из-за случайных мелких ошибок во вторичных системах. Спасибо хоть, что не подали в суд на родных покойных за то, что они в предсмертной агонии попортили обивку кресел…

Визуальные романы[править]

  • Kara no Shoujo — думаете, что самыми гнусными личностями в визуальном романе, посвященном раскрытию серии жестоких убийств, будут сами маньяки? Да нет, все они слишком неадекватны и к тому же имеют весьма вескую причину, по которой они сошли с ума и встали на нетвердую тропу кровавых преступлений. Куда более сильные неприятные эмоции вызывают на вид приличные и адекватные персонажи, на деле способные на хоть и менее кровавые, но куда более подлые действия. Видите ту девушку-отличницу строгих правил, всем ребятам пример? А она в юности делала деньги на том, что поставляла педофилам малолетних проституток. А обаятельную медсестру и тихого врача-анастезиолога? Они вполне способны похитить доверившегося им человека ради выкупа. Отец семейства? Насильник собственной дочери и мучитель сына. И так далее. Собственно, даже двое из трех маньяков в конечном счете начали как жертвы обыденного зла: у одного сестра оказалась в числе тех, кого юная особа из примера выше вовлекла в оказание услуг педофилам, а другой оказался жертвой насилия со стороны собственной матери.

Настольные игры[править]

  • Forgotten Realms: для тёмных эльфов дроу зло — нормальное явление. Ложь, лицемерие, предательство, убийства в темноте — всё это не порицается, а поощряется. Хочешь подняться по социальной ступени — перережь горло тому, кто стоит выше. Но не забывай, что кто-то уже стоит позади тебя.
  • WarHammer 40,000: собственно, вселенная посвящена борьбе демонического зла в лице Хаоса, некронов, тиранид и тёмных эльдар с обыденным в лице Империума.
    • При этом, судя по всему, сами боги Хаоса изначально — порождение обыденного зла в массовом сознании. Вспыхнул от обиды, схватился за нож и убил обидчика? Спасаясь от правоохранителей, записался в солдаты, увлечён кровавой яростью, пленных не берёшь? Кхорн одобрительно помахивает рукой. Считаешь, что знание — сила? Жаден до тайн и открытий, не считаешься с последствиями своих трудов? Тзинч поможет открыть ещё более интересные секреты. Больных, унылых и отчаянных ждёт «добрый дедуля» Нургл. А ценителей всевозможных удовольствий заберёт в свои объятия Слаанеш.

Музыка[править]

Бесчисленное количество музыкантов посвящают свои песни данному тропу, особенно в жанрах рок и метал.

  • Disturbed — Innocence. «Кто невинен? Невинных просто нет.»
  • Dope — Pig Society, Durty World, Blood Money. Да вообще, группы, играющие в жанре nu-metal часто посвящают свои песни свинцовым мерзостям жизни.
  • Музыкальная сказка «Али-Баба и 40 разбойников» — разбойники считают убийства и грабежи частью своего рутинного быта: «Утром вставай, режь, убивай, все ему (атаману) отдавай, а себе — стааааарые рааааныыы…»
  • Subway to Sally — Warte, warte. «Alle Wölfe und Vampire,/alle Teufel sind nur dies:/Menschen, die die Menschen jagen,/diese Wahrheit ist gewiss»

Реальная жизнь[править]

Чуть ли не кодификатор — книга журналистки и психолога Ханны Арендт «Банальность зла», описывающая судебный процесс над нацистским преступником Адольфом Эйхманом, руководившим в третьем рейхе «окончательным решением еврейского вопроса», в которой Эйхман показан не осознавшим чудовищности своих действий, действующим из стремления к карьерному росту и идеальному исполнению вверенной ему задачи.