Справочник автора/Десанты XX века

Материал из Посмотре.ли
Перейти к навигации Перейти к поиску

Таку[править]

Да, я знаю что «новый ящик начинается с 21-й бутылки» (с), и формально 1900 год — это ещё XIX век. Тем не менее, было бы обидно из-за этой формальности не рассказать про весьма интересный десант.

В 1898 в Китае началось восстание против засилья иностранцев под лозунгом «ихэтуань» — «Кулак во имя справедливости и согласия». В Европе бунтовщиков назвали боксёрами, а восстание — кулацким боксерским. 20 июня 1900 ихэтуани атаковали европейские посольства в Пекине. Одновременно они заняли форты крепости Таку, в устье реки Пейхо, связывающей Пекин с морем — для недопущения помощи посольствам со стороны европейских флотов. На фортах имелось около 200 орудий, из них только 19 современных. Слабым местом фортов была сухопутная оборона.

Из-за мелководья крупные корабли не могли подойти к крепости. Было решено эскадрой из 12 мелкосидящих канонерок и миноносцев (3 из Англии, 5 из России, 1 из Франции, 1 из Германии и 2 из Японии — всего 43 орудия) бомбардировала форты, а затем высадить десант — 184 русских, 329 японцев, 250 англичан и 140 немцев — итого около 900 человек.

В утреннем артиллерийском бою 17 июня 1900 китайцы вынуждены были попрятаться за брустверы и ослабить огонь А из эскадры больше прочих пострадали 3 канонерки: немецкая «Илтис» и русские «Гиляк» и «Кореец».

« В 4 часа утра союзники при поддержки нескольких японских десантных орудий двинулись тремя цепями на Северо-Западный форт. Прижав стрельбой китайских солдат на гребне вала, идущие в авангарде русские перешли по мосту водяной ров и выломали ворота форта, куда тут же ринулись шедшие до этого позади японцы, попав под картечный огонь стоявшей наискось к воротам китайской пушки. Японцы понесли наибольшие потери, погиб их командир капитан Хаттори. Не выдержав штыковой атаки, китайский гарнизон бежал. Над фортом был поднят английский флаг, а затем и флаги других держав-союзников. Десантный отряд двинулся в сторону Северного форта, который китайцы оставили без боя.

В 6 утра канонерки, кроме наиболее поврежденного «Гиляка», снялись с якоря и пошли вниз по реке для бомбардировки Южного и Нового фортов. Десантники повернули захваченные на Северном форте орудия в сторону Южного форта. Одним из первых выстрелов там был взорван пороховой погреб. Уцелевшие после взрыва китайцы бежали. Союзные войска на лодках под прикрытием двух подошедших с моря русских миноносцев переправились через р. Пейхо и заняли полуразрушенный Южный форт. В 6.45 был занят последний Новый форт. Китайский комендант крепости Ло Юнгуань покончил жизнь самоубийством.

»

О потерях десантного отряда данные противоречивы. Так, Вики сообщает о 138 убитых и раненых — видимо суммарно в командах канонерок и у десанта. Но по другим данным только на кораблях потеряли свыше 150 человек.

Так или иначе, для союзных войск был открыт прямой путь на Пекин.

Русско-Японская[править]

Чемульпо[править]

Судьба крейсера «Варяг» известна всем. Выдержал бой с многократно превосходящей эскадрой японцев и в конце концов был затоплен. А при чем тут десант ? А при том, что основной задачей японцев был не бой с русским крейсером, а… прикрытие своих транспортов с войсками. Задача была блестяще выполнена, войска высадились вовремя и без потерь, взяли под контроль корейскую железную дорогу и телеграф, подготовили порт для дальнейшего использования японской армией. И всё это — еще до боя, на глазах у русских моряков.

Было бы нечестно обвинять в чем-то каперанга Руднева: ситуация была неясная, между войной и миром, ни от флотского начальства ни от русского посланника в Корее указаний не было. Атаковать японские транспорты до объявления войны, да еще в нейтральном порту — тягчайшее преступление. Ничем не лучше того, на которое пошел 10 годами раньше командир крейсера «Нанива» каперанг Того: опять же до объявления войны он атаковал китайский крейсер, уничтожил два вооруженных парохода, а чуть позже потопил транспорт (под Британским флагом !) с китайскими войсками.

Вряд ли японо-китайская война пошла бы по-другому без этого случая, но сам капитан Того показал, что может ради своей страны рискнуть даже собственной репутацией — а что ещё есть у самурая ?…

Сахалин[править]

В самом конце Русско-Японской войны, после Мукдена и Цусимы, японцы наконец-то решились оккупировать Сахалин — в основном в целях улучшения своих позиций на будущих переговорах о мире. Для высадки была выделена одна дивизия в составе 12 батальонов, 18 орудий и 1 пулемётного отделения, численность 14 000 человек. Транспортный флот — 10 пароходов, сопровождаемый японской эскадрой в 40 вымпелов.

Противостояли им только добровольческие «дружины», сформированные из местных охотников, каторжников и ссыльнопоселенцев. Общая численность около 2000 человек, за вычетом больных, дезертиров и прочих — от силы 1200. Офицеры для их обучения прибыли лишь в апреле 1905, до этого ими занимались бывшие начальники тюрем и надзиратели (интересно, чему они могли научить). Налицо было 12 пулеметов Максима на орудийных станках и 8 устаревших пушек образца 1877 г. Понимая, что сил недостаточно для открытого боя, губернатор Сахалина Ляпунов образовал из дружин 5 отрядов для ведения партизанских действий.

Две бригады японцев высадились 7 июля 1905 в заливе Анива и двинулись на пост Корсаковский. Их встретил отряд полк. Арцишевского (415 чел, включая команду потопленного крейсера «Новик»), который оборонялся до 17 часов, а затем отошёл. 10-го числа японцы заняли Владимировку (ныне Южно-Сахалинск). Отряд Арцишевского окопался у села Дальнего, однако японцы сумели обойти его с флангов, и Арцишевскому с частью отряда пришлось отойти в горы. Большая часть оставшихся (около 200) была захвачена в плен, японцы потеряли убитыми 19, ранеными 58 человек. 16 июля сдался и сам Арцишевский с остатками отряда. Небольшая группа во главе с капитаном военной юстиции Борисом Стерлиговым отказалась сдаваться и в тяжёлых условиях смогла добраться до материка.

Отряд капитана Быкова (225 чел), узнав о высадке японцев, организовал засаду у села Романовского. Японцы понеся потери отступили. Быков устроил новую засаду на этот раз у села Отрадна (ныне Быков), также успешно. Не дождавшись повторного наступления противника и узнав о капитуляции Ляпунова, отряд Быкова отправился к мысу Погиби, переправился через пролив Невельского и достиг Николаевска, потеряв в пути 54 человека.

Первая мировая[править]

Антверпен[править]

Поводом для вступления Великобритании в Первую мировую было нарушение немцами нейтралитета Бельгии. Как назло, пока собрали и переправили на континент экспедиционный корпус — большая часть Бельгии была оккупирована. Держался только Антверпен. Да и войска оказались нужны в другом месте — в одной линии с отступающей французской армией. Но совсем бросить маленькое прибрежное королевство было как-то нехорошо.

И тогда вспомнили про Royal Naval Division — детище Первого лорда Адмиралтейства У. Черчилля. До этих пор британские морпехи предназначались для службы на крупных кораблях, в основном в качестве корабельной полиции. Всерьез воевать на берегу им не приходилось со времен Наполеона. Максимум — высадиться на каком-то удаленном островке и накостылять тамошним неграм. Да, были пара случаев чуть посерьезнее — Александрия[1], Таку — но и там флот играл основную роль, и кроме как из корабельных экипажей десант взять было неоткуда.

Черчилль же предлагал несколько другое. Из частей морской пехоты, флотских экипажей и береговых служб Royal Navy заранее формировалось крупное пехотное соединение. Оно высаживалось в Бельгии и удерживало за собой обширный плацдарм, оттягивая на себя крупные немецкие силы. Поддержка и снабжение десанта — за счет флота. Морская дивизия была создана, но в начале войны про десант не вспомнили и высадили ее вместе с прочими экспедиционными войсками.

Только 3 октября 1914, запоздало вняв призывам бельгийцев о помощи, одну бригаду моряков направили в Антверпен. «По дороге на север морскую пехоту привела в замешательство двигающаяся им навстречу бельгийская артиллерия — верный признак того, что союзники махнули рукой на Антверпен. Моряки не могли взять в толк, чего от них ждут — от 2500 человек без артиллерийской и интендантской поддержки, к тому же жутко голодных. Неожиданно перед ними предстал Первый лорд своей собственной круглолицей персоной, облаченной в ниспадающий адмиралтейский плащ и морскую фуражку. „Он посмотрел нашу колонну на марше и обещал накормить до отвала. Вид у него был возбужденный“. В Антверпене к морским пехотинцам присоединилась другая бригада разномастной RND, и всех отправили на позиции, вскоре оказавшиеся под обстрелом, который с аэростатов корректировали немецкие наблюдатели. Черчиллю удалось раздобыть несколько бронированных роллс-ройсов и бронепоезд, управляли которыми снятые с флотской службы матросы, наконец побывавшие хоть в каком-то бою. Был отдан приказ стоять насмерть, до последнего…»

Запоздалая помощь ничего не изменила. Через неделю Антверпен был сдан. Большая часть морской пехоты смогла отступить вдоль еще не занятого побережья, но больше тысячи матросов остались либо в немецком плену, либо в Голландии в качестве интернированных. Это считали серьезным поражением Британии и лично Черчилля, инициатора всего этого безобразия. Так наверное оно и есть. Но вот другое мнение: «Бельгийские войска потеряли голову и отказываются даже близко подходить к немцам… Измотанные необходимостью все эти месяцы держать удар без передышки, теперь они в панике и бегут как зайцы. Но при виде британских солдат к нам возвращается уверенность — пока они тут, уничтожение нам не грозит».

Так или иначе, Антверпен был первой но далеко не последней наземной операцией британской морской пехоты.

Экипаж «Эмдена»[править]

Знаменитый немецкий крейсер «Эмден» в 1914 захватил 19 судов противника и уничтожил 2 боевых корабля. Но любому везению приходит конец, и 9 ноября он был перехвачен и потоплен у Кокосовых островов[2] более мощным австралийским крейсером «Сидней». В момент начала боя группа из 50 немецких моряков[3] находилась на острове, занимаясь уничтожением радиостанции и прочего имущества. Они стали свидетелями неравного боя. Стало ясно, что «Эмдена» больше нет и всё зависит только от них самих. Из плавсредств на острове была только старая шхуна «Айша» (названная в честь любимой жены пророка Мухаммеда). Местные уже лет 10 ее не использовали — боялись что развалится. Но выбора не было — немцы погрузились на нее и отправились в путь. С кучей приключений добрались до нейтральной голландской Суматры, где через немецкого консула смогли назначить рандеву с немецким судном снабжения. За 36 дней «Айша» прошла под парусами свыше 1700 миль.

Но и это не всё. Фон Мюке задумал не много не мало как пробиться с отрядом в Германию. Немецкий пароход пересек Индийский Океан и высадил десантников на побережье Аравии. Последовали еще три месяца опаснейшего пути — переход через йеменские пустыни, отражение атак «самостийных» арабов, «тонкие восточные переговоры» с местными турецкими авторитетами, восстановление железной дороги, сплав по Красному морю на аборигенских самбуках. Были и потери. Но 23 мая 1915 поезд с отрядом фон Мюке достиг Константинополя и был встречен адмиралом Сушоном. Дальнейший путь в Германию представлял собой сплошной триумф. Впрочем, это уже другая песня…

Галлиполи[править]

Началось всё опять же с Черчилля.

« Казалось бы, должен быть предел тяге мистера Черчилля к лихачеству и сенсационным попыткам явить свой гений. Однако не прошло и нескольких месяцев после Антверпена, как он снова что-то затеял – на этот раз на Дарданеллах ! »
— Морис Фестинг

На самом деле про Дарданеллы никогда не забывали — ни русские, ни англичане.

В начале 1915 г договорились о деталях операции. Русские готовили десант на Константинополь. Союзный флот прорывался навстречу через Дарданеллы, высадка с его стороны на тот момент не планировалась. Но попытка реализации прорыва принесла серьезные потери: 3 броненосца погибли и 3 получили повреждения от мин и огня артиллерии. План не сработал, его переписали.

По новой версии, 80 тыс. войск союзников высаживались на п-ов Галлиполи (западный берег Дарданелл), уничтожали береговые батареи турок и наступали на Константинополь. 25 апреля 1915 десант был высажен, но сразу же встретил мощное турецкое сопротивление. Высадка производилась с корабельных шлюпок и лихтеров. Да и тех было мало, поэтому войска высаживались очень медленно, а концентрированный турецкий огонь наносил большие потери: 18 тыс. — почти четверть контингента.

При высадке был применен специально подготовленный корабль — переоборудованый угольщик «Ривер Клайд». Его задачей было выброситься на прибрежную мель и навести разборный мост до берега из находящихся в трюме лихтеров. Толстые стальные борта защищали от пуль. На палубе было установлено несколько пулеметов со щитами. В бортах прорезаны широкие порты для десанта. Другие суда должны были использовать угольщик как пристань. В процессе «Ривер Клайд» сел на мель слишком далеко от берега. Мост нормально навести не удалось. Десант высаживался в воду и нес большие потери. Но зато пулеметы сыграли огромную роль — без них высадка вообще провалилась бы. С тех пор Close Support — это то без чего англичане в десант не ходят.

На азиатском берегу, как отвлекающий десант, высадились французские войска при активном участии русской десантной команды крейсера «Аскольд». Командир этой команды лейтенант С. Корнилов за мужество был награждён орденом Святого Георгия, а также французским Почетного легиона и английским — Королевы Виктории. Но и тут успеха не было, и вскоре отвлекающий десант был эвакуирован.

Надо сказать, что еще до этого десанта Германия приложила много усилий для усиления боеспособности своей союзницы Турции (которую, собственно, и в войну-то втравил немецкий адмирал Сушон, командовавший «Гебеном» и «Бреслау»). Турки получали немецкое вооружение, немецкие инструкторы обучали войска, немецкие инженеры руководили строительством дорог, линий связи и укрепработами — в том числе и в Дарданеллах. Успешная минная война в Проливах — тоже их рук дело. Когда союзники произвели высадку, мелкие немецкие отряды (саперные и пулеметные команды, отряды моряков) были отправлены на помощь пехоте и играли роль цемента в турецкой обороне.

Неудивительно, что такую оборону союзникам прорвать не удалось. Одной из причин было отсутствие поддержки флота: как оказалось, крупные корабли не могут постоянно находиться у берега из-за минной и подводной опасности (одна чудом прорвавшаяся в Дарданеллы немецкая подлодка и один устаревший турецкий миноносец наделали такого шуму, что союзники отвели свои броненосцы).

В августе случилось очередное обострение: англичане высадили десант в другом месте (около 10 тыс.). Весь месяц велись яростные атаки. Но турки удержались и на этот раз. Стало ясно, что операция провалилась. К концу года десант эвакуировали. Великобритания с доминионами потеряла около 120 тыс. убитыми и ранеными, Франция — 26 тыс., Турция — 186 тыс. Черчилль как инициатор операции был вынужден уйти в отставку.

Черное море[править]

Война на Черном море в Первую мировую четко делится на два периода: «эра Эбергарда» и «эра Колчака». При Эбергарде не то чтоб всё было плохо, но инициативу отдали противнику. «Гебен» и «Бреслау» разгуливали по Черному морю. Обе их встречи с нашей эскадрой (5 броненосцев, два крейсера и десяток эсминцев) кончились ничем: ни попасть в супостата[4], ни догнать его не получалось. Турки спокойно возили уголь в Стамбул вдоль южного побережья.

Пришел Колчак. Завалил Босфор минами — на коих и «Гебен» и «Бреслау» и много кто еще пострадали. Прекратил угольные перевозки по морю (из-за чего «Гебен», даже отремонтированный, не мог активно действовать из-за отсутствия угля). И совместно с Кавказкой Армией провел ряд десантов. Кто знает, не случись бардака 1917 года — может и до Проливов бы добрался[5].

Базные транспорты[править]

С началом войны для обеспечения планируемых десантных операций в состав Черноморского флота были введены два базных транспорта: пароходы «Тревориан» и «Бурдейль». Каждый из них нёс по 10 катеров на шлюпбалках и палубных блоках, а также по 40 ботов в трюмах. Кроме того, на них находился личный состав подразделений, обслуживающих высадку, со всем их инвентарём и материалами:

  • Личный состав плавучих высадочных средств
  • Партии оборудования побережья:
    • по сооружению и оборудованию пристаней («морские сапёры»);
    • по приведению в порядок пляжа и берега;
    • разгрузочная
  • Спасательная партия (с водолазным оборудованием)
  • Пожарная партия (для борьбы с пожарами как на судах, так и на берегу)
  • Партия средств связи и наблюдения
  • Разведочно-гидрографическая партия
  • Санитарный отряд

Не исключалось, что базным транспортам также придётся снабжать берег пищей и водой, для чего могли быть использованы располагаемые на кораблях специальные склады и наливные ёмкости.

Фактически получился прообраз современных универсальных десантных кораблей-доков.

Тактика применения: базные транспорты заблаговременно под охраной боевых кораблей прибывали в район высадки, спускали на воду свои высадочные средства (что требовало порядка 3 часов) и распределяли их непосредственно по прибывающим транспортам с десантом.

Во время Трапезундской операции базные транспорты обеспечивали высадку 2 бригад пластунов и артиллерийского дивизиона (18000 человек на 22 транспортах).

Эльпидифоры[править]

Суда типа Эльпидифор представляли собою общеупотребительный тип мелкосидящего коммерческого судна. Этот тип особенно привился на черноморских речных лиманах и в Азовском море в качестве паровой шаланды для подвоза зерна с рек, через мелководные бары, для перегрузки его на морские транспорты. Якобы такие суда первым заказал купец Эльпидифор Парамонов.

Эти суда обладали тоннажем от 500 до 1200 т, с грузоподъемностью до 1000—1300 т. Машины в кормовой части судна, вся же передняя часть, приблизительно на две трети длины, была занята вместительными трюмами. Вследствие этого судно без груза сидело носом менее метра, осадка кормы 1,5-2,4 м. Эта особенность, т. е. малая осадка носа, наделяла Эльпидифоры неоценимым качеством и для мирного и для военного времени — работать без пристаней, прямо подходя к берегу, почти выскакивая на него. Как только судно притыкалось к берегу, с носа спускались сходни, по которым сходил десант или подавался груз.

Обычное вооружение Эльпидифоров в Первую мировую состояло из 75-мм орудия на носу и 2 — 4 47- и 37-мм пушек по бортам. Обладая способностью принимать значительное количество десанта (от 500 до 1 000 чел) Эльпидифоры были неоценимыми помощниками при больших десантных операциях. В 1916 было заказано несколько увеличенных судов типа «Эльпидифор» специально для военных надобностей. Достраивались уже при СССР как тральщики и десантные корабли. Уцелевшие к началу 1930-х были перестроены в канонерские лодки «Красная Грузия», «Красная Армения» «Красная Абхазия» и «Красный Аджаристан».

З. Ы. Тем кто знаком с американскими десантами Второй мировой, название «Эльпидифор» будет что-то напоминать. Эль-пи-ди-фор. LPD-4. Не лучше и не хуже чем LSV-1, LVT-4, LCМ-2 и прочая высадочная техника янки. Выдвигалась куча предположений, почему наша шаланда оказалась в этом ряду. От «Россия — родина слонов» (т. е. всё изобрели у нас) до попадания американских десантников в начало XX века.

Кстати, именно в первую мировую существовала традиция такого прочтения буржуйских имен. К примеру самолет RE.8 именовался «Ариэйт».

Но пока что купец Эльпидифор считается более вероятной версией происхождения.

Болиндеры[править]

Это заграничное название принадлежало десантным моторным баржам, строившимся на Черном море в 1916[6] и оснащенным полудизельным (калильным) двигателем шведской фирмы «Болиндер». Использовались в частности в Трапезундском десанте. Дожили до Второй мировой (конечно уже без двигателей) и последний раз использовались как несамоходные танкодесантные баржи в Новороссийском десанте 1943 г.

Трапезундская операция[править]

Как было уже сказано, в январе-апреле 1916 русская Кавказская армия (генерал Юденич) провела наступление вдоль южного берега Черного моря, сопровождавшегося несколькими десантными операциями, таких как у Ризе (две бригады) и у Трапезонда (2 дивизии). Характерной их особенностью было широкое использование специальных средств (см. выше) — видимо не зря готовились и Босфор так же брать.

План операции на Босфоре[править]

Подготовка к десантам на Черном море велась еще до войны — готовили атаку на Босфор. В Одессе создали «особый запас» — пушки, запасы снарядов, мины и прочая — для быстрой переброски в Проливы и организации там обороны против английской эскадры.

В июле 1913 года сотрудники министерства иностранных дел совместно с офицерами Морского генерального штаба разрабатывали проект доклада императору «О цели отечества на ближайшие годы, которая должна лечь в основание всей нашей военной подготовки на море в ближайшие годы». В нём было указано, что «определенно, вплоть до конечного решения задачи, нерушимо предпринимается для всех дипломатических усилий России следующая политическая цель: в ближайшие годы — 1918—1919 — овладеть Босфором и Дарданнелами».

В конце ноября 1916 года командование спланировало «Босфорскую операцию».

Предполагалось, что первый эшелон десантной армии должен высадиться одновременно и составлять от 30 до 50 тыс. человек. Для проведения операции создали Отдельную Черноморскую морскую дивизию, укомплектованную опытными фронтовиками, георгиевскими кавалерами. Эта дивизия готовилась под непосредственным наблюдением Колчака и должна была быть выброшена первым десантом на неприятельский берег, для того, чтобы сразу на нём обосноваться и обеспечить место высадки для следующих войск.

Но операцию пришлось отложить в связи с тем, что два армейских корпуса пришлось отправить на Румынский фронт, так как румынская армия оказалась абсолютно не готова к ведению боевых действий и при этом были задействованы транспортные суда, предназначенные для операции. Решающий удар планировался на апрель 1917 года, но из-за Февральской революции операция не состоялась.

Операция "Альбион"

Моонзунд-17[править]

Осенью 1917 Россия продолжала находиться в состоянии войны с Германией. Но реально бывшая царская армия была уже не боеспособна. Видя это, немцы решились на крупнейшую (для Германии) десантную операцию — захват Моонзундских островов. Основые бои шли на о. Эзель (Сааремаа).

В десанте участвовали: 5 пехотных полков, артполк, 5 тяжелых батарей, самокатная бригада (33 роты велосипедистов !!!), саперы, связисты и прочие. Итого 24600 чел, 40 орудий, 80 минометов, 22 пулеметов. Флот прикрытия включал 10 современных линкоров, 8 крейсеров, свыше 60 миноносцев, около 100 тральщиков, 19 десантных транспортов, 6 цеппелинов, 94 самолета.

С русской стороны Эзель обороняла одна пехотные дивизия, а также ряд береговых батарей. С запада и юга берега были прикрыты плотными минными заграждениями — правда, карты минных полей у немцев имелись. Те самые которые пропали при разгроме русскими ррреволюционными матросами штабного судна «Кречет». Корабельный состав Сил Рижского залива включал два старых броненосца: «Слава» и «Гражданин» (ex-Цесаревич), 3 крейсера, 12 эсминцев типа «Новик», 13 типа «Доброволец», до 30 старых миноносцев, тральщиков и сторожевиков, 3 канонерских лодки. [7]

В общем, даже если бы весь Балтфлот принял участие в бою, и дисциплина на нем была какая положено — все равно немцы имели как минимум двойной перевес. В реальности же немцы обладали подавляющим преимуществом в кораблях, а действия на суше облегчались полным разложением большинства армейских частей. Так что результат операции был предрешен.

Высадку немцы произвели 12 октября в бухте Тагга-Лахт на севере о. Эзель. Русские береговые батареи, построенные на мысах у входа в бухту, никакой роли не сыграли: ясно видимые с моря, они были мгновенно уничтожены огнем немецких кораблей. Высадившиеся в первых рядах самокатчики разделились на два отряда: один двинулся на юг к «столице» Эзеля — Аренсбург, другой на восток к Ориссарской дамбе — перемычке между островами Эзель и Моон. Вообще, эта операция — наверное единственная в истории, где самокатчики сыграли столь важную роль. Пехота стала не торопясь зачищать территорию вокруг места высадки, а один полк отправили на полуостров Сворбе для ликвидации самой мощной русской 12-дюймовой батареи на мысе Церель.

Русские пехотные части, не имея единого командования, почти не оказали сопротивления: после коротких стычек в районе бухты Тагга-Лахт находившиеся там полки стали отступать — кто на Сворбе, кто к Аренсбургу, кто к Ориссару — собственно, только там можно было надеяться на эвакуацию. Но в последних двух пунктах уже заняли оборону немецкие самокатчики. Если у Аренсбурга всё было более-менее спокойно, то плацдарм у Ориссарской дамбы многократно но беспорядочно атаковали, пытаясь очистить проход на дамбу.

Прорваться не удавалось до тех пор пока с о. Моон не ударил Ревельский морской батальон смерти во главе с капитаном первого ранга Шишко. Он отогнал немцев от дамбы и сам занял оборону на подходе к ней. Деморализованная русская пехота получила возможность отойти на о. Моон и избежать плена (там ее кораблями перевозили на материк). Спасено было до 3-4 тысяч человек. Но один батальон не мог долго держаться против постепенно подходящих частей немецкой пехоты. В ходя яростных боев Шишко получил 5 ранений и попал в плен. От батальона осталось менее ста человек. Немцы взяли Ориссар. Дамба была взорвана.

Части отошедшие на полуостров Сворбе оказались в ловушке: флот и без того имел большие проблемы, и эвакуировать пехоту оттуда просто не имел возможности. Личный состав Церельской батареи, на которую так надеялись, разложился не меньше пехотинцев и не смог защитить ни Ирбенский пролив, ни пехоту, ни себя: узнав что они блокированы немецким десантом, матросы покинули орудия и потребовали эвакуации. Ночью с этой целью к батарее подошел броненосец «Гражданин», но взять смог немногих. Остальные вместе с пехотой попали в плен.

Всего на острове сдалось свыше 20 тыс. чел, немцы захватили 141 орудие (47 тяжелых), 130 пулеметов, 2 броневика, большие запасы боеприпасов и прочего. Операция им обошлась в 54 убитых и 140 раненых в армии и 130 убитых и 61 раненый на флоте, итого около 400 чел.

Зеебрюгге[править]

В 1918 англичане сделали попытку заблокировать бельгийские порты Остенде и Зеебрюгге, которые немцы использовали в качестве баз для своих подводных лодок. Чтобы провести брандеры через узкий канал и затопить их на фарватере, необходимо было уничтожить германские батареи, находившиеся на огромном молу вокруг гавани Зеебрюгге, а сделать это мог только десант.

В качестве основной ударной силы выбрали старый бронепалубный крейсер «Виндиктив», который должен был подойти к молу и высадить людей прямо на набережную. Для этого крейсер оборудовали специальными мощными крюками для крепления корпуса у мола, дополнительной палубой по левому борту и 18 сходнями, удерживаемыми стрелами. Пользуясь сходнями, батальон рассчитывал оказаться на набережной в течение считанных секунд. Для огневой поддержки вместо штатной 6-дюймовой артиллерии установили пулеметы, пару огнеметов, одну 280-мм и две 190-мм гаубицы, два 40-мм автомата и два миномета.

Операция удалась только частично. Хотя массивный крейсер получил от германских батарей лишь незначительные повреждения, в то время как его орудия стреляли в противника практически в упор, и десант, и экипаж понесли тяжелые потери. Из 18 сходен невредимыми остались только четыре. Тем не менее <Виндиктив> уцелел и с остатками десанта вернулся в Англию. Единственным трофеем операции был огромный обломок мола, застрявший на выступе борта необычного десантного корабля. Несмотря на то, что британцы потеряли свыше 600 человек убитыми и ранеными, они временно заблокировали порт, осуществив одну из самых смелых морских диверсионных операций, достойно увенчавшую первую мировую войну.

Вторая мировая[править]

Десанты Европы[править]

При проведении десантных операций в Европе и на Средиземном море обе воюющие стороны внезапно обнаружили, что высаживать десанты по большей части нечем: Германия не имела специализированных десантных средств вообще, Великобритания располагала небольшим количеством лихтеров типа «X», оставшихся со времен Первой мировой и построенными в 30-е годы небольшими катерами MLC (танкодесантный) и LCA (пехотно-десантный). В результате в первые годы войска приходилось высаживать по старинке: передовые десантные отряды высаживались с боевых кораблей или мобилизованных барж и прочих плоскодонок, эшелон развития успеха доставлялся простыми транспортами.

В дальнейшем развитие десантных средств пошло двумя путями:

  • Германия и Италия сделали ставку на постройку относительно небольших десантных кораблей — быстроходных десантных барж (MFP), паромов «Зибель», десантных катеров. Поскольку сверхмасштабных десантных задач перед кригсмарине и реджиа марина практически не ставилось (за исключением неосуществленных «Зеелеве» и десанта на Мальту), этих средств вполне хватало и для проведения частных десантных операций, и для обеспечения морских перевозок, и для эвакуационных мероприятий.
  • Союзники, в свою очередь, сделали ставку на загоризонтную высадку: десант должен был перебрасываться по морю на крупных кораблях, а недалеко от берега пересаживаться в небольшие катера на 20-40 человек или 1-2 танка. По итогам неразберихи первых десантных операций транспорты с десантниками и катерами на борту были также дополнены специальными десантными кораблями, способными выгружать войска и технику прямо на берег и десантными кораблями-доками, использование которых исключало сложную и опасную процедуру пересадки десантников и перегрузки техники в десантные катера: десантники садились в расположенные внутри корабля в специальной док-камере катера, после чего корабль-док притапливался, в корме открывался лацпорт и десантные средства своим ходом выходили из корабля.

Албания[править]

Первыми высадить крупный десант в пока еще не воюющей Европе успели итальянцы — весной 1939 года Бенито Муссолини обратил свой взор на Албанию. Во-первых, на территории Албании находился удобный для размещения флота порт Влёра, из которого было легко контролировать вход в Адриатическое море. Во-вторых, Албания виделась Муссолини как плацдарм, с которого можно будет продолжить экспансию на Балканы. В третьих — Албания была нефтедобывающей страной, а Италии с ее большим флотом и дефицитным бюджетом хотелось заиметь своих нефтяных скважин, а не спонсировать румын. Наконец, в четвертых, Албанию итальянцы знали как облупленную — албанскую армию готовили и вооружали итальянцы, албанские офицеры проходили обучение в Италии.

Десант итальянцы подготовили знатный — всего предполагалось высадить в четырех портах более 20 тысяч человек, плюс перебросить часть сил воздухом, но традиционно для десантов начала войны импровизированный: высаживались в основном обычные берсальерские (мотопехотные) части и сформированные из моряков с прикрывавших десантные конвои боевых кораблей десантные роты, в составе первого эшелона практически не было артиллерии, высадка осуществлялась шлюпками и катерами со стоящих на рейде кораблей и судов, без использования специальных десантных средств, для переброски бронетехники было решено использовать нефтеналивные танкеры. На руку итальянцам было решение албанского короля Ахмеда Зогу отказаться от обороны побережья и сразу переходить к партизанским действиям.

Операция началась 7 апреля 1939 года с высадки в четырех портах — Шенгине на севере Албании, Дурресе, «столичном» порту, расположенном недалеко от Тираны, Влёре и находящемся чуть южнее порту Саранда.

  • Высадка в Шенгине прошла без особых проблем — албанцы сопротивления не оказывали и итальянские войска (две роты морского десантного полка «Сан-Марко», штаб берсальерского полка, два самокатных (на велосипедах) и мотоциклетный батальоны) при поддержке с моря легкого крейсера, трех эсминцев и двух миноносцев легко заняли порт
  • Десант в Дурресе столкнулся с сопротивлением местных патриотов и жандармерии, отказавшихся сдаваться. Но, пользуясь превосходством в силах (против полутысячи албанцев были брошены четыре роты моряков с тяжелых крейсеров 1-й дивизии, три самокатных и два мотопехотных батальона, а во второй половине дня десантников усилили двумя пехотными батальонами, переброшенными по воздуху, двумя батальонами танкеток и горными пушками) к концу дня итальянцы заняли Дуррес.
  • Десант во Влёре, куда в качестве средств поддержки десанта итальянцы пригнали линкоры «Джулио Чезаре» и «Конте ди Кавур», сопротивления не встретил — город и порт были заняты двумя батальонами берсальеров-самокатчиков и двумя батальонами «чернорубашечников» 1-го легиона[8].
  • Наконец, расположенный недалеко от границы с Грецией и прямо напротив острова Корфу порт Саранда также без особых проблем был захвачен отрядом из пехотной и пулеметной рот полка «Сан-Марко», двух самокатных и одного танкового батальонов.

8-10 апреля в Албанию были переброшены 154-я пехотная дивизия[9], 2-й легион «чернорубашечников», кавалерийский полк и тяжелая артиллерия. 8 апреля итальянцами была захвачена Тирана, 9 апреля — Шкодер, а 12 апреля оккупация Албании была в целом завершена.

Норвегия[править]

Общий ход боевых действий

В начале 1940 года германское верховное командование начало разработку операции по захвату Дании и Норвегии. Захват Норвегии обеспечивал круглогодичный и относительно безопасный доступ к шведским железнорудным и финским никелевым месторождениям, де-факто лишал доступа к этим ресурсам англичан. Кроме того, порты южной Норвегии (от Ставангера до Тронхейма) упрощали немецким субмаринам и надводным кораблям путь в Атлантику, а размещение в Норвегии авиации давало возможность бомбить всю британскую метрополию. Ну а Дания была нужна для обеспечения коммуникаций между Германией и Норвегией.

Всего для захвата Дании были выделены две пехотные дивизии и подвижная бригада[10], для захвата Норвегии — 5 пехотных и 2 горных дивизии. Поддержку с воздуха им обеспечивали 321 горизонтальный и 39 пикирующих бомбардировщиков, 102 истребителя (две трети — тяжелые двухмоторные). Что же касается флота — он был задействован в операции в почти полном составе: к высадке десантов привлекались броненосец, два тяжелых и четыре легких крейсера, 14 эсминцев, 8 миноносцев, два десятка шнельботов и раумботов, для прикрытия десантных отрядов в море вышли и линкоры «Шарнхорст» с «Гнейзенау».

По немецкому плану первый эшелон, состоящий пости исключительно из пехоты с легким стрелковым оружием, должны были высаживать боевые корабли, причем прямо в подлежащих захвату портах — основной расчет делался на внезапность высадки и общую слабость и неготовность норвежской армии. Вслед за боевыми кораблями в захваченные порты должны были прибыть транспорты с тяжелым вооружением и боеприпасами. Оперативной доставке подкреплений должна была способствовать и огромная (597 самолетов) группировка транспортной авиации.

Немецкие десанты[править]

Операция началась 9 апреля 1940 года. Десанты в Дании прошли без особых проблем: два пехотных батальона 198-й дивизии высадились непосредственно в Копенгагене и в городе Гесер и практически без сопротивления заняли датскую столицу, на чем, собственно, война и завершилась. Еще три десанта были высажены уже после официальной капитуляции Дании — один батальон высадился в порту Тюборен на западном побережье Ютландского полуострова, еще один батальон захватил мост, связывавший полуостров с островом Фюн. 10 апреля все так же без сопротивления немцы заняли остров Борнхольм. Парашютный десант захватил аэродром Ольдборг на севере Ютландского полуострова, откуда немецкие истребители могли достать до Норвегии.

В Норвегии высадка предполагалась сразу в шести точках. Пять десантных групп должны были высадиться с моря в Осло (2 500 человек), Кристиансанне (1 200 человек), Бергене (1 900 человек) Тронхейме (1 700 человек) и Нарвике (2 000 человек), предусматривалась также высадка двух воздушных десантов на аэродромах Форнебю недалеко от норвежской столицы (2 роты парашютистов и три батальона пехоты посадочным способом) и Сола в районе порта Ставангер (1 рота парашютистов, пехотный батальон и силы обеспечения группы Ju-87). Но, в отличие от сдавшейся почти без боя Дании в Норвегии немцам было оказано сопротивление, которое серьезно осложнило десантникам жизнь. Кроме того, практически везде кораблям пришлось прорываться через узкие фьорды, что само по себе было чревато авариями.

Наиболее драматично развивалась высадка в Осло-фьорде: при попытке прорваться непосредственно к норвежской столице был потоплен торпедами с береговых аппаратов крейсер «Блюхер», на котором находился и штаб десантников и командующий отрядом кораблей, а в ходе захвата расположенной неподалеку базы норвежского флота в Хортене вылетел на берег миноносец «Альбатрос». Высадка воздушного десанта также началась с конфуза — первая волна («Юнкерсы» с парашютистами) не нашла свою цель в тумане и самолетам с пехотой пришлось садиться на все еще занятый норвежцами аэродром. Тем не менее, к концу дня морской десант был высажен в бухте Сун южнее Осло и соединился с эвакуировавшимися с «Блюхера» моряками, десантниками и командирами, а воздушный десант захватил аэродром и занял Осло. С 10 апреля началась переброска в Осло морем и воздухом людей, техники и боеприпасов.

Воздушный десант в Ставангере прошел почти без проблем: парашютистов традиционно для таких десантов унесло ветром в сторону, но благодаря поддержке истребителей Bf-110 десантникам удалось нейтрализовать ПВО аэродрома и обеспечить посадку транспортных самолетов, а вслед за ними — и пикировщиков. Но успех десанта осложнился потоплением шедших в Ставангер танкера и транспорта с топливом, боеприпасами и различным имуществом — доставить самолетам топливо удалось только к 11 апреля.

Десант в Кристиансунне столкнулся с сопротивлением, но возглавлявшему соединение крейсеру «Карлсруэ» при поддержке с воздуха удалось подавить береговую батарею и обеспечить миноносцам и торпедным катерам с десантом вход в порт. Также без особых проблем дошли до порта и транспорты с подкреплениями, но вечером возвращавшийся в Германию крейсер был атакован и потоплен британской субмариной.

Попал под огонь береговых батарей и десантный отряд в Бергене — норвежские артиллеристы повредили крейсер «Кенигсберг» и учебный корабль «Бремзе», но затем огонь крейсеров и удары с воздуха подавили эти батареи, после чего миноносцы, катера и шлюпки с «Кельна» и «Кенигсберга» доставили десант в город. После этого все крупные корабли, кроме поврежденного «Кенигсберга» ушли, а оставшийся для ремонта крейсер 10 апреля был атакован и потоплен британскими флотскими пикировщиками с Фарерских островов. В свою очередь немецкая авиация атаковала неосторожно сунувшиеся к Бергену британские корабли и потопила один эсминец.

В Тронхейме десант обошелся без потерь в крупных кораблях: крейсер «Адмирал Хиппер» и четыре эскадренных миноносца на полном ходу прорвались мимо прикрывавших вход в Тронхеймс-фьорд береговых батарей, слепя норвежских артиллеристов прожекторами, после чего три эсминца высадили десантников в бухте Срёммен (в тылу норвежских фортов), а «Хиппер» и еще один эсминец — непосредственно в Тронхейме. Оперативно покинуть Тронхеймс-фьорд оставшиеся почти без топлива немецкие корабли не смогли, но попытка «суордфишей» с авианосца «Фьюриэс» атаковать корабли в Тронхейме полностью провалилась[11].

Наконец в Нарвике десант первоначально прошел без особых проблем: десять эсминцев с десантниками прошли в Уфут-фьорд и высадили десант у береговых батарей (которых десантники в итоге не обнаружили — грозные батареи так и остались на бумаге), стоявшие в Нарвике броненосцы береговой обороны «Эйдсволль» и «Норге» попытались оказать сопротивление, но были потоплены торпедами. Но, как и в Тронхейме, дошедшие до Нарвика немецкие корабли остались без топлива (в Нарвик должны были придти два танкера, но один из них оказался потоплен норвежским сторожевиком) и 10-12 апреля немецкие эсминцы были уничтожены британским флотом либо затоплены командами, британцы потеряли два эсминца потопленными и два поврежденными.

Во всех случаях сопротивление норвежцев продолжалось до появления на берегу немецких войск, после чего норвежские войска либо отступали, либо соглашались на переговоры. Немцы, в свою очередь, не стремились во что бы то ни стало разоружить норвежцев.

Действия войск союзников[править]

Британское командование, получив известие о высадке десантов и предприняв ряд контрмер, закончившихся потоплением эсминцев в Нарвике и налетами на Берген и Тронхейм, пришло к логичному выводу: высадившиеся в Тронхейме и Нарвике немецкие войска относительно немногочисленны и не располагают тяжелым вооружением — а значит, их можно одолеть относительно небольшими силами и взять под контроль северную Норвегию.

14-16 апреля в Намсусе, к северу от Тронхейма, началась высадка британских войск — морской пехоты и 146-й пехотной бригады. К 17 апреля британцы заняли Ольданснес, порт к югу от Тронхейма, там также высадились морские пехотинцы и 148-я бригада. Но высадить десант в самом Тронхеймс-фьорде британцы не рискнули: к середине апреля в городе и его окрестностях уже находилось два полка (сразу после освоения аэродромов в южной Норвегии в Тронхейм был организован воздушный мост), а в гавани — два эсминца и несколько захваченных немцами норвежских патрульных кораблей. В Харстаде, недалеко от Нарвика, была высажена 24-я пехотная бригада. В дальнейшем в Намсусе были высажены еще 4 с лишним тысячи французов, в Ольданснесе — кадровая 15-я бригада англичан, а у Нарвика — французская альпийская полубригада, польская пехотная бригада и три батальона легионеров.

Но операция по окружению и разгрому немецких войск в Тронхейме так и не состоялась. Высадившиеся в Ольданснесе британские войска были брошены не на север, а на юг, к Лиллехаммеру, где совместно с норвежцами пытались остановить немецкое наступление, но столкнулись с немецкими танками[12] и вынуждены были начать отход. Высадившиеся в Намсусе войска попытались продвинуться на юг, но были контратакованы немцами. 28 апреля было принято решение об эвакуации британских и французских войск из центральной Норвегии. В ночь с 30 апреля на 1 мая в Ондальснесе началась погрузка войск на корабли — за ночь 8 крейсеров и 14 эсминцев вывезли около 5 тысяч человек, в том числе норвежского короля Хокона и главкома норвежской армии Рюге (норвежцев перебросили в Тромсе, на север Норвегии). В ночь с 1 на 2 мая были эвакуированы войска из Намсуса — британские и французские корабли взяли на борт еще 5 тысяч человек. Эвакуация из Намсуса проходила под ударами пикировщиков, так что британский флот лишился эсминца, шлюпа и пяти траулеров, французы потеряли один лидер.

Район Нарвика

Под Нарвиком в апреле развернулось фактически позиционное противостояние между немцами и войсками союзников: несмотря на наличие поддержки с моря и с воздуха, союзники до начала мая не решались начать наступление на Нарвик, предпочитая удерживать позиции в Харстаде и накапливать силы. Немцы, в свою очередь, готовили наступление от Тронхейма на север, чтобы установить сухопутную связь с гарнизоном Нарвика и постепенно перебрасывали горным егерям подкрепления по воздуху, с начала мая по кораблям союзников в северной Норвегии начала работать авиация, в ответ на это в район Нарвика перешли авианосцы «Арк Ройял» и «Глориес», которые должны были обеспечить воздушное прикрытие над Вест-фьордом.

13 мая получившие решительное преимущество в силах (всего англо-франко-польские войска имели 24 тысячи человек, плюс несколько тысяч норвежцев, против 2 тысяч немецких горных егерей и 2 тысяч моряков с погибших эсминцев) союзники начали высадку в Бъерквике. К 14 мая полякам и французским легионерам удалось закрепиться на северном берегу Румбакс-фьорда, прямо напротив Нарвика. Параллельно с началом наступления на Нарвик британцы начали переброску войск в порты Му-и-Рана и Будё, расположенные южнее Нарвика, чтобы преградить путь двигавшимся на север немецким войскам, но эта операция обернулась потерями — польский транспорт «Хробры» с батальоном ирландцев был потоплен немецкой авиацией (большую часть личного состава удалось спасти, но перевозившиеся в трюме артиллерия и боеприпасы ушли на дно), а крейсер «Эффингем» вылетел на скалы. Бои за порт Му продолжались с 16 по 18 мая, после его потери англичане отошли к Будё, где продержались до 31 мая и в целом выполнили свою задачу — к моменту падения Нарвика двигавшихся с юга горных егерей и мотоциклистов полка «Герман Геринг» отделяло от цели 250 километров пересеченной местности.

27 мая началась операция по захвату Нарвика. К этому моменту и британское и французское командование уже смирились с тем, что Норвегию им удержать не удастся и последнее наступление проводилось уже просто с целью хлопнуть дверью на прощание: нанести немцам хоть какое-то поражение, занять удобный порт, быстро погрузить войска на корабли и уйти, предварительно разрушив все, до чего дотянутся руки. Бои вокруг Нарвика продолжались в течение дня 27 мая, но к вечеру немцы отступили из города. 28-31 мая союзникам удалось оттеснить противника к шведско-норвежской границе, но окончательно разгромить немецкие войска или вынудить их отступить в Швецию и интернироваться так и не удалось.

2 июня началась эвакуация войск из Норвегии. Несмотря на противодействие немецкой авиации погрузка на корабли и эвакуация 25-тысячной группировки войск прошла почти без потерь, но в море несколько британских судов и обеспечивавший эвакуацию истребителей ВВС авианосец «Глориес» встретили немецкие линейные крейсера (кроме авианосца и сопровождавших его двух эсминцев немцы потопили один транспорт и танкер). 9 июня немецкие войска вновь вошли в Нарвик, 10 июня капитулировала норвежская армия и в середине июня вся Норвегия была занята немцами.

Дюнкерк[править]

Эвакуация из Дюнкерка

21 мая 1940 года немецкие войска вышли к побережью пролива Ла-Манш, отрезав в Бельгии и приграничных областях Франции более чем полумиллионную группировку англо-франко-бельгийских войск. В принципе, на 21 мая союзные войска еще не находились в катастрофическом положении: они были достаточно многочисленны, имели достаточно оружия и боеприпасов и располагали сразу несколькими портами: французскими Булонью, Кале, Гравлином, Дюнкерком, бельгийскими Ньивпортом, Остенде и Зеебрюгге. Англичане даже разрабатывали планы усиления своей группировки 1-й канадской пехотной дивизией, но одновременно начали вывоз некоторых тыловых подразделений и раненых (по разным оценкам 20-26 мая плацдарм покинули 30-60 тысяч человек, не вошедших в итоговые 338 тысяч эвакуированных)

Но уже на следующий день ситуация начала ухудшаться: три танковых дивизии Гудериана двинулись вдоль побережья на северо-восток и окружили порты Булонь и Кале. Гарнизон Булони (британская 20-я гвардейская пехотная бригада и французская пехотная дивизия) продержался сутки, после чего запросил эвакуацию и в ночь с 23 на 24 мая британцы и часть французских войск были эвакуированы эсминцами. Утром 24 мая немцам удалось взять под обстрел порт и эвакуировать остатки гарнизона так и не удалось, «юнкерсы» добили поврежденный 23 мая французский эсминец «Ораж» и потопили лидер «Шакал». В Кале ситуация развивалась по еще более неудачному сценарию: немцам удалось практически сразу взять под обстрел выход из порта и эвакуации гарнизона Кале как таковой не состоялось — 26 мая 20-тысячная англо-французская группировка (30-я британская пехотная бригада, танковый батальон, французский гарнизон и артиллеристы с береговых батарей, а также выжившие моряки с «Шакала») капитулировала. За четыре дня два из пяти крупных портов были потеряны[13].

26 мая началась операция «Динамо», официальной целью которой было попытаться эвакуировать «45 тысяч человек в течение двух дней». И сразу же перед адмиралом Бертрамом Рэмзи встала проблема: порт Дюнкерка к этому времени был основательно разрушен немецкой авиацией и пользоваться внутренней гаванью было практически невозможно[14], а изменение уровня воды при приливах/отливах в аванпорте достигало четырех метров. Эти же приливы, а также множество мелей не позволяли принимать людей прямо с пляжей. Проблемными были и маршруты перевозок: самый кроткий западный маршрут проходил вдоль побережья в районе Кале и простреливался немецкой артиллерией, северный маршрут перекрывали немецкие минные поля, восточный маршрут был опасен атаками подводных лодок и торпедных катеров. Спасительным моментом для англичан стала начатая еще до дюнкеркской катастрофы мобилизация мелких яхт, рыболовных судов и тому подобной мелочи — они должны были после переоборудования стать вспомогательными тральщиками, минными и сетевыми заградителями и охотниками за подлодками, но первой задачей «тюлькиного флота» стала эвакуация людей с пляжей. Крайне полезными оказались и многочисленные паромы, которые до войны обеспечивали перевозки между британскими и французскими портами на Ла-Манше.

28 мая капитулировала бельгийская армия и левый фланг окруженной группировки рухнул. Были потеряны Остенде и Зеебрюгге, британские войска отчаянным броском успели занять Ньивпорт и не допустить выхода немцев прямо к Дюнкерку. 29 мая пикирующие немецкие бомбардировщики предприняли массированный налет на порт Дюнкерка и потопили несколько крупных транспортов и один эсминец[15]. В тот же день в районе Лилля в окружение попала не успевшая отойти к побережью 40-тысячная французская группировка, продержавшаяся еще два дня и сдавшаяся 31 мая. К этому моменту из Дюнкерка и его окрестностей уже были эвакуированы 194 с лишним тысячи человек, еще около 200 тысяч оставались на плацдарме. Покинул 31 мая плацдарм и командующий британским экспедиционным корпусом генерал Горт — несмотря на прямой запрет Черчилля.

Утро 1 июня началось с очередной катастрофы — последовательные атаки немецких истребителей выбили из района Дюнкерка британские ВВС и за пару часов под ударами «юнкерсов» погибли четыре эсминца (из шестнадцати потерянных за весь период эвакуации), три тральщика и три крупных транспорта, а всего за день погибло 31 судно и было выведено из строя 11 — вся акватория порта и частично подходы к внешним сторонам молов оказались забиты потопленными судами. За 1 июня было эвакуировано более 64 тысяч человек, но под ударами с воздуха система эвакуации начала сбоить. 2 июня транспорты приняли в Дюнкерке всего 20 тысяч человек, еще шесть тысяч были сняты с пляжей. Все британские войска были вывезены, но на плацдарме, к тому моменту ужавшемуся до собственно города Дюнкерка и его окрестностей, еще оставались несколько десятков тысяч французов. 3 июня и в ночь с 3 на 4 июня британские транспорты и эсминцы вывезли еще более 50 тысяч человек (при том, что командовавший французскими войсками адмирал Абриаль заявлял, что в его подчинении осталось не более 30 тысяч человек), а днем 4 июня в Дюнкерк вошли немцы. Организованная эвакуация закончилась, но 5-6 июня еще около тысячи человек, сумевших уйти в море на подручных средствах, были подобраны эсминцами и гидросамолетами. В плен в районе Дюнкерка попало около 40 тысяч французов. Англичане потеряли в боях на плацдарме и в ходе эвакуации 68 тысячи человек убитыми, раненными и пленными. Также на материке осталось практически все тяжелое вооружение — вывозить артиллерию и технику было неоткуда и нечем.

Греция и Крит[править]

Спустя ровно год после эпопеи Ондальснеса, Намсуса, Нарвика и Дюнкерка британским вооруженным силам вновь пришлось воевать, отступать и эвакуироваться под немецкими бомбами и с наступающими на пятки немецкими войсками. Но на этот раз финал амбаркационной эпопеи был более мрачен.

К началу апреля 1941 года в Грецию был переброшен очередной британский экспедиционный корпус — 2-я новозеландская и 6-я австралийская пехотные дивизии и британская 1-я бронетанковая бригада, а также несколько эскадрилий авиации — всего во вновь образованный АНЗАК[16] входили более 62 тысяч человек с сотней танков. На Крит, который британское руководство и лично Черчилль видели очередным, наряду с Гибралтаром, Мальтой и Кипром, «непотопляемым авианосцем», была переброшена 14-я пехотная бригада с несколькими танками, а также инженерные части, начавшие расширение аэродромов и организацию базы флота в бухте Суда.

Общий ход боев в Греции

7 апреля немецкие войска начали наступление. В тот же день ударом с воздуха был разрушен основной греческий порт Пирей (бомбы очень удачно попали в груженый боеприпасами корабль) и снабжение британских и греческих войск оказалось затруднено. К 10 апреля греческая Восточно-македонская армия была окружена и капитулировала, 11-20 апреля находившиеся на второй линии обороны британские войска оказались отброшены от оры Олимп к порту Волос, а затем — к Фермопилам и не смогли соединиться с отступавшей из Албании греческой Эпирской армией, окруженной и сдавшейся 23 апреля. 24-26 апреля немцам удалось выбить англичан из Фермопильского прохода и взять Фивы, одновременно часть войск переправилась на остров Эвбея и обошла англичан с фланга. 26 апреля воздушный десант захватил мост через Коринфский канал и британские войска оказались разделены на две группы — большая часть войск оказалась на Пелопоннесском полуострове, меньшая — в районе Афин.

24 апреля началась эвакуация войск из Греции, к которой были привлечены 16 транспортов, семь легких крейсеров и 23 эсминца и шлюпа, плюс штурмовые катера и греческие каботажно-рыболовные суда. Первые сутки эвакуации прошли удачно — в ночь 24/25 апреля из Пирея, бухты Рафтис восточнее Афин и порта Навплион было вывезено 12 тысяч человек. Но уже днем 25 апреля один из крупных транспортов попал под удар пикировщиков и был потоплен (к счастью, на подходе к точке эвакуации, а не после погрузки) и в ночь 25/26 апреля вывезти удалось всего 6 тысяч человек. 26/27 апреля удалось вывезти более 20 тысяч человек, но у Навплиона пикировщиками были потоплены транспорт и два эсминца, из 750 человек экипажей и эвакуируемых спаслись всего 50. 27 апреля немецкие войска заняли Афины и, форсировав Коринфский залив и Коринфский канал, прорвались на Пелопоннес, оставшиеся британские войска оказались прижаты к морю в районе портов. В ночь 27/28 апреля боевые корабли сняли с берега в бухте Рафтис пять с половиной тысяч человек, на следующую ночь из портов Каламата и Монемвасия было эвакуировано еще пять с лишним тысяч человек. В Навплионе и Каламате оставались еще более десяти тысяч человек, но почти все они оказались в немецком плену — 30 апреля британские корабли к берегу не подошли и только приняли на борт солдат, вышедших в море на шлюпках. Всего было эвакуировано около 50 тысяч человек, в том числе несколько тысяч греков, в плен попало 12-14 тысяч солдат британской армии.

Следующей целью немцев стал Крит. Вопреки распространенному мнению, остров обороняли не кучка деморализованных австралийцев и греков без артиллерии и прикрытия с воздуха — на острове находилась кадровая пехотная бригада британской армии, две тысячи морских пехотинцев с дивизионом береговой артиллерии, несколько зенитных дивизионов с тяжелыми 94-мм пушками и «Бофорсами», два десятка танков — всего более 15 тысяч англичан, столько же австралийцев с новозеландцами и до десяти тысяч греков. Но в плане авиации преимущество люфтваффе было буквально абсолютным — в VIII авиакорпусе имелось более 400 бомбардировщиков (в том числе полная эскадра Ju-87 и две группы Ju-88 — две сотни пикировщиков) и 250 истребителей и истребителей-бомбардировщиков, а в распоряжении англичан на Крите — дюжина «Гладиаторов» и шесть «Харрикейнов» и подкреплений ждать было неоткуда — в Египте было всего несколько десятков самолетов, а флотская истребительная авиация была просто убогой. Проблемной была и доставка снабжения — бухта Суда и порт Гераклеон находились на северном берегу острова и с конца апреля постоянно находились под ударами с воздуха.

Общий ход Критской операции

20 мая началась высадка немецкого воздушного десанта[17], но кроме десантов с воздуха немецкий план предусматривал и доставку войск по морю — как бы ни были хороши транспортные «Юнкерсы» и десантные планеры, они годились только для переброски живой силы и легкой артиллерии, а десантникам хотелось воевать как положено, с гаубицами и танками. 21 мая к Криту вышел конвой — 25 малых судов с итальянским миноносцем «Лупо», 2 300 человек и техника с боеприпасами. Но уже ночью на подходе к Криту конвой был разгромлен, почти все транспорты затонули, но две трети десантников удалось спасти — погибло около 700 человек. За успех англичане заплатили казалось бы небольшую цену — немецкая авиация потопила эсминец «Джуно». Но на следующий день оставшееся севернее Крита британское соединение понесло значительные потери — были атакованы и серьезно повреждены линкоры «Уорспайт» и «Вэлиант», затем ударами с воздуха были уничтожены крейсера «Глостер» и «Фиджи» и эсминец «Грейхаунд». Попытавшиеся перехватить второй немецкий конвой крейсера «Карлайл» и «Наяда» также получили повреждения от атак с воздуха (но и конвой до Крита не дошел). Кроме того, бомбардировщики устроили разгром в бухте Суда, потопив четыре транспорта и пять торпедных катеров, а заодно окончательно разрушив тяжело поврежденный в конце марта итальянским взрывающимся катером крейсер «Йорк». После таких ударов британское командование отменило переброску подкреплений — транспорт с тысячей человек, боеприпасами и штабом 16-й бригады вернули в Александрию, на Крит попали только двести «коммандос», и отозвало от острова крупные корабли, не попытавшись даже обстрелять захваченный немцами аэродром. 23 мая немцы вновь атаковали остававшиеся у Крита корабли, потопив еще два эсминца. 25 мая авианосец «Формидебл» нанес удар по итальянскому аэродрому на острове Карпатос, а транспорт с подкреплениями вновь взял курс на Крит, но 26 мая вновь сказали свое веское слово пикировщики — авианосец получил две бомбы в палубу и ушел в ремонт, а транспорт вновь развернулся, не дойдя до острова.

На суше 20-26 мая сохранялась неопределенная ситуация: немецкие парашютисты, высаженные в западной части Крита заняли аэродром Малеме и при поддержке с воздуха постепенно расширяли плацдарм в сторону порта Ханья (или Кания) и бухты Суда, а англичане пятились и одновременно пытались уничтожить высаженных у Ретимнона и Гераклеона десантников (причем в Ретимноне парашютистов практически добили). 26 мая почти одновременно(!) немцы и англичане запросили разрешение на эвакуацию — но если из Берлина последовал однозначный приказ продолжать, то в Лондоне в результате решили не упорствовать. 27 мая немцам удалось занять Ханью, в которую немедленно началась переброска тяжелой техники, включая «тройки» 5-й танковой дивизии, и выйти к порту Суда, британские войска начали отступление через горы к южному побережью острова. 28 мая был высажен итальянский морской десант в восточной части Крита.

В ночь на 29 мая британский гарнизон в Гераклеоне (4 тысячи человек) был эвакуирован силами крейсеров и эсминцев, оставив в городе весьма удивленных «фокусом с исчезновением» греков, которым об эвакуации не сообщили и столь же удивленных немцев, но на отходе эскадра уже традиционно попала под удар с воздуха и лишилась двух эсминцев, один эсминец и два крейсера оказались повреждены, погибли шесть сотен солдат. А вот защищавших Ретимнон австралийцев удивили подошедшие от Суды немецкие войска и танки — 30 мая находившиеся в Ретимноне 1 200 австралийцев сдались, а захваченные ранее в плен немецкие парашютисты были освобождены. С 29 мая по 1 июня продолжалась эвакуация отступивших на южный берег Крита к порту Сфакия (он же Хора-Сфакион) британских войск — 29/30 мая были вывезены шесть тысяч человек, 30/31 — полторы тысячи (до Крита дошли только два эсминца), 31/1 — еще более трех с половиной тысяч, но последний конвой вновь понес потери — 1 июня пикировщики потопили крейсер ПВО «Калькутта». 1 июня вошедшие в Сфакию немцы захватили три тысячи пленных, а всего британцы потеряли на острове 15 тысяч человек (12 тысяч пленных).

Рейд на Сен-Назер[править]

Цифра 1 — внешние ворота сухого дока, 2 — второй шлюз, позволяющий входить в гавань

После нескольких успешных рейдов германских надводных кораблей в 1940 году из французских портов Бискайского залива и неудачного, но весьма эффектного похода линкора «Бисмарк» в мае 1941 года англичане обратили внимание на город Сен-Назер, расположенный в устье реки Луары. Дело в том, что в начале 30-х годов в этом городе был построен док-шлюз «Луи Жубер Лок» — один из крупнейших доков того времени, который можно было использовать для ремонта однотипного «Бисмарку» линкора «Тирпитц»[18]. В британском Адмиралтействе предполагали, что если этот док удастся вывести из строя, немцы просто не станут пытаться использовать «Тирпитц» и другие линкоры в Атлантике.

Последовательно отвергнув идеи разбомбить док к чертовой матери с воздуха (бомбить «ковром» французский город англичане как-то стеснялись), расстрелять огнем крупных кораблей с моря (та же проблема с точностью стрельбы, плюс острое нежелание посылать надводные корабли в зону досягаемости «Штук») и послать диверсантов по тихому заминировать шлюзы (тихонько притащить в охраняемый порт потребное количество взрывчатки было нереально), британское командование остановилось на идее диверсионного рейда — эсминец, специально подготовленный к роли брандера, должен был протаранить ворота дока, группы коммандос должны были проникнуть в порт и подорвать все, до чего дотянутся, а затем экипаж эсминца и диверсанты должны были уйти на другой эсминец, дожидавшийся в море… ну или героически погибнуть.

26 марта 1942 года из Фалмута вышли подготовленные к рейду корабли — эсминец-брандер «Кэмпбелтаун» (бывший американский «флэшдекер» 1919 года постройки, с которого сняли торпедные аппараты и 100-мм пушки, взамен установив 76-мм зенитки и «эрликоны», и заложили в носовой части корпуса мощный заряд взрывчатки), два миноносца типа «Хант» и 18 торпедных катеров с десантом. В ночь с 27 на 28 марта отряд вышел к Сен-Назеру. Но дальше все пошло наперекосяк: сначала еще на переходе английские корабли обнаружила немецкая субмарина, затем на англичан наткнулись французские рыбаки. Перед высадкой на Сен-Назер совершили авианалет 60 бомбардировщиков, перебудив зенитчиков. В результате, когда в час ночи к порту вышли британское корабли по ним был открыт огонь. «Кэмпбелтауну» под огнем удалось выйти к своей цели и протаранить ворота дока, но из 16 катеров с десантов к причалам сумели прорваться только пять. Коммандос во главе с подполковником Ньюманом прорвались в порт, но оказались блокированы подошедшими немецкими частями и вскоре сдались. В результате из 622 участников рейда удалось эвакуировать только 228 человек, еще пятеро избежали плена и вышли на контакт с французами из Сопротивления, 215 человек оказались в плену, 169 человек погибли.

По первым итогам боя немцы оценили рейд как провальный: порт после боя можно было использовать, ворота дока оказались повреждены, но вполне ремонтопригодны, нужно было только оттащить врезавшийся в них эсминец. Но в 10:30 утра сработал часовой механизм и взрыв четырех с лишним тонн взрывчатки разнес ворота дока[19], в один момент превратив рейд из в целом провального во в целом успешный.

Дьепп[править]

Дьепп.jpg

Летом 1942 года английское командование решило попытать счастья в новом рейде на континент. Согласно директиве британского генштаба задачей высадившихся войск было «завладение и удержание порта Дьепп в течение времени, достаточного для того, чтобы можно было собрать сведения от военнопленных и оценить реакцию неприятеля, а также разрушить прибрежные оборонительные сооружения, портовые здания и другие объекты». Проще говоря, англичане хотели высадиться, захватить порт и… уйти.

Для десанта были выделены в основном канадские силы — шесть пехотных полков[20] канадской армии, канадский же танковый полк, вооруженный новейшими танками «Черчилль» и британский батальон коммандос, всего около 7 тысяч человек с 60 танками.

Высадка началась в 4:50 утра 19 августа 1942 года. Один полк должен был высадиться восточнее Дьеппа в Пуа, два полка — западнее, в Пуарвилле, основные силы, три пехотных и танковый полки — непосредственно в Дъеппе, на пляж рядом с портом. Коммандос дополнительно должны были атаковать береговую батарею в Варенжвилле западнее Дъеппа. И сразу же почти все пошло наперекосяк. Высадившихся в Пуа канадцев немцы встретили пулеметным огнем и остановили на пляже. В Пуарвилле десантникам удалось вырваться с пляжа и дойти до узла дорог в Аппевилле, но там они были остановлены и продвинуться южнее, к аэродрому, не смогли. Высадившиеся же на дьеппском пляже основные силы сначала уперлись в дамбу, отделявшую пляж от города, а затем, когда дамбу все-таки удалось частично разрушить — в узкие городские улочки, перегороженные надолбами. Единственным успехом стали действия коммандос, захвативших батарею в Варенжвилле. В 11:00 командовавший десантом генерал Робертс отдал приказ к отступлению, но эвакуировать удалось лишь половину десантников (считая и тех, кого не успели высадить), 3367 канадцев и 275 британских спецназовцев погибли или попали в плен, были потеряны 28 танков, 1 эсминец и три десятка десантных барж. Немцы потеряли около 300 человек убитыми.

Именно по итогам попытки захвата Дьеппа при дальнейшем планировании высадки во Франции союзники решили отказаться от попыток десанта рядом с крупными портами: стало очевидно, что портовые города укреплены (а после Сен-Назера и Дьеппа будут укреплены еще лучше) и попытки их захвата в лучшем случае закончатся захватом груд кирпича и бетона на месте портовых сооружений и раскуроченных шлюзов[21], а в худшем — очередным провалом. Для снабжения десанта было решено построить и доставить к плацдармам искусственные гавани.

Операция «Агримент»[править]

Захват итало-германскими войсками Тобрука в июне 1942 года резко осложнил положение войск союзников в Африке — если ранее основной маршрут снабжения проходил мимо контролируемой британцами Мальты и постоянно находился под угрозой атак эсминцев, торпедных катеров и самолетов, то теперь в распоряжении стран Оси оказалась транспортная линия Афины-Крит-Тобрук/Бенгази, которую было вполне реально прикрыть авиацией (между западной оконечностью Крита и Тобруком меньше 400 километров, что вполне приемлемо даже для не отличавшихся дальностью Bf-109). Кроме того, в Эгейское море через Проливы постоянно шли новые малые транспорты и MFP (они же быстроходные десантные баржи, БДБ), собиравшиеся на венгерских, румынских и болгарских верфях[22].

Осенью 1942 года британские войска решили устроить немцам большой погром в тылах: несколько групп диверсантов должны были совершить марш через пустыню или высадиться с эсминцев и торпедных катеров и атаковать немецкие полевые аэродромы, склады, разрушить порты Тобрук и Бенгази и свалить. Причем именно Тобрук был целью морской диверсионной группы — 800 десантников должны были доставить к берегу и поддержать огнем легкий крейсер, шесть эсминцев и 19 торпедных катеров.

Высадка десанта состоялась в ночь 13/14 сентября 1942 года. Как и ожидалось, гарнизон Тобрука был в основном итальянским (батальон пехоты и артиллеристы береговых батарей, три миноносца), немецкими были только зенитки и несколько раумботов м БДБ. Но высадка прошла как обычно — все десантные группы высадились не там, где планировалось, попытка британских коммандос и морпехов захватить береговые батареи провалилась и подошедший к берегу эсминец «Сикх» оказался расстрелян в упор, торпедные катера с десантом, подошедшие к Тобруку, попали под огонь береговых батарей и миноносцев. Когда провал высадки стал очевиден, британское соединение начало отход, оставив на берегу и севших на мель торпедных катерах более шестисот человек, но с рассветом попало под удар «юнкерсов», взлетевших с Крита — первым налетом был поврежден крейсер ПВО «Ковентри», затем вернувшиеся пикировщики «ковентрировали» крейсер и пытавшийся его буксировать эсминец «Зулу». Результат рейда получился просто отменным — британцы потеряли крейсер, два эсминца, шесть торпедных катеров, 576 пленных и более восьми сотен убитых, немцы и итальянцы — 16 погибших и пять десятков раненых, на земле и в воздухе было потеряно 30 самолетов.

Северная Африка[править]

Общий ход операции «Торч»
ХХХХ — армия, ХХХ — корпус

Еще в конце 1941 года Великобритания начала планирование операции «Гимнаст», предполагавшей в случае нового[23] крупного успеха британских войск в Ливии высадить десант во французских североафриканских колониях — Алжире, Тунисе и Марокко. Вступление в войну США и начало разработки плана «Слэджхаммер» (высадка 30-40 дивизий во Франции — в Бретани или на полуострове Котантен) привело к временному отказу от этого плана, но после начала нового наступления Роммеля в мае-июне 1942 года идея высадки в Африке была реанимирована — в конце концов, если английские войска не способны разгромить страшного Роммеля ударом в лоб, почему бы не попробовать зайти к нему с тыла?

Но возникла проблема — осуществить масштабную десантную операцию только своими силами Великобритания не могла, а американское военное командование — начальник штаба армии Маршалл и главком ВМС Кинг выступали резко против отвлечения войск на второстепенный театр военных действий[24]. Американское присутствие в Африке требовалось и из политических соображений — после операции «Катапульта» дислоцировавшиеся в Африке французские войска открыли бы огонь по англичанам без всяких колебаний, а вот присутствие американцев, как считали в Лондоне, могло бы французов смутить.

Тем не менее, в июле 1942 года американцев все-таки удалось уломать на высадку в Африке: предложение адмирала Кинга выставить англичанам ультиматум «высадка в Европе, или мы уходим бить японцев, вернемся только после победы» Рузвельт отклонил, а Маршалл был поставлен перед выбором — высаживать ли американские войска под американским командованием в Алжире или передавать американские дивизии в оперативное управление англичан в Египте и на Ближнем Востоке. Подготовка к операции, которую сперва назвали «Супер-Гимнаст», а затем «Торч», началась.

Сразу же возник вопрос о местах высадки. Британцы предлагали высаживать войска на средиземноморском побережье, в Алжире (порты Алжир и Оран) и Тунисе. Американцы возражали: в случае подобной высадки все снабжение войск будет идти через Гибралтарский пролив и если Гитлер надавит на Франко и Испания таки вступит в войну, высадившиеся войска окажутся в ловушке. Поэтому от высадки в Тунисе стоит отказаться (тем более, что Тунис слишком близко от Сицилии, а там итальянские и немецкие самолеты), а десант высадить на атлантическом побережье Марокко и захватить хорошие порты, связанные с Алжиром и Тунисом железной дорогой.

Марокканские порты[править]

Марокко.jpg

Для высадки на марокканском побережье была создана Западная оперативная группа, в которую вошли войска, только готовившиеся к переброске в Европу — 2-я танковая, 3-я и 9-я пехотные дивизии, командовал группировкой генерал-майор Джордж Паттон. Пунктами высадки десанта были выбраны Мехдия — Порт-Лиоте (севернее Рабата), Федала (небольшой порт рядом с Касабланкой) и Сафи (южнее Касабланки)

Высадка десанта в Сафи была осуществлена решительным и наглым (особенно после провального Дьеппа) маневром — четыре американских эсминца-«флэшдекера» вошли прямо в гавань, подавили огнем противодесантную оборону и высадили около тысячи человек прямо на причалы. Береговые батареи были подавлены огнем сопровождавших десантные силы линкора «Нью-Йорк» и крейсера «Филадельфия». На следующий день в порту началась выгрузка танков.

Высадка основных сил в Федале прошла в лучших традициях десантов мира. Сначала часть десантных кораблей запоздала. Высадка должна была производиться методом конвейера: десантные катера принимают солдат с транспортов, высаживают на берег, возвращаются к специально выделенным эсминцам-«регулировщикам» и от них следуют к неразгруженным транспортам, но часть этих эсминцев ошиблась в определении координат. На подходе к берегу десантные катера начали сталкиваться, вылетать на камни, тонуть или банально высаживать десант «куда-то в Африку». К рассвету из запланированных шести тысяч человек удалось высадить три с половиной. А потом прилетели пикировщики и разнесли столпившееся у берега стадо транспортов К счастью, противостояли американцам не немцы, а французы и атаки «Моранов» и «Девуатинов» удалось отбить. Попытка стоявших в Касабланке французских легких крейсеров и эсминцев выйти в море и атаковать противника была пресечена американским флотом, стрелявшие по американским кораблям линкор «Жан Бар» и береговые батареи были приведены к молчанию огнем линкора «Массачусетс». К середине дня 8 ноября десантникам удалось занять порт Федалы и начать выгрузку танков и к 11 ноября подошли к Касабланке, гарнизон которой после подхода к городу танков и потопления линкора «Жан Бар» согласился прекратить сопротивление.

Высадка в Мехдии и Порт-Лиоте также доставила проблем — дело в том, что собственно Порт-Лиоте, рядом с которым имелся хорошо оборудованный аэродром, находился на реке Себу, примерно в трех километрах от моря по прямой и в десяти — по течению реки. В устье же реки находился поселок Мехдия и крепость Касба. Планом десанта предполагалась высадка в трех точках — один батальон, усиленный танками, должен был высадиться южнее устья реки и перекрыть дорогу Рабат — Порт-Лиоте, второй — непосредственно в устье реки в районе Мехдии, третий — севернее. Кроме того, очередной «флэшдекер» с десантом должен был подняться вверх по реке и высадить десант непосредственно у аэродрома. Но, как и в районе Федалы, десант столкнулся с проблемами при высадке, захватить крепость Касба с ходу не удалось, река оказалась перегорожена боновым заграждением, пройти через которое эсминец с десантом не смог. В результате только 10 ноября американцам удалось прорваться к Порт-Лиоте и занять аэродром (выполнив-таки план с высадкой десанта с эсминца).

Алжир и Оран[править]

Для десанта в порты Алжира были задействованы американские соединения, уже переброшенные в Европу: в районе Орана должны были высаживаться 1-я пехотная и 1-я бронетанковая дивизии США под общим командованием генерал-майора Ллойда Фредендалла, а в районе Алжира — 34-я американская и 78-я британская пехотные дивизии под общим командованием британского генерал-лейтенанта Кеннета Андерсона. Обеспечивал высадку британский Средиземноморский флот.

Высадка в Алжире представляла собой этакую комбинацию высадки в Сафи и Касабланке: основные силы десанта должны были высаживаться на пляжи западнее (американский полк, британская бригада и два батальона коммандос) и восточнее (один полк американцев и батальон коммандос) города, а два британских эсминца должны были прорваться непосредственно в порт и высадить десант в лучших традициях Нарвика и Феодосии. Но на практике десант столкнулся с уже традиционными проблемами: запаздывание десантных отрядов к местам высадки, нехватка десантных средств, несогласованность действий (усугубленная еще и тем, что высаживались дивизии разных армий, в отличие от чисто американских десантов в Марокко и Оране). Попытка прорыва в порт не удалась, один из эсминцев ушел, так и не высадив десант, второй был потоплен, а высаженный им десант был вынужден сдаться. Но неудачная высадка была компенсирована дипломатическим успехом: адмирал Дарлан согласился на переговоры и сопротивления десанту почти не было, к вечеру 8 ноября порт оказался в руках союзников.

Высадка в Оране также предусматривала три удара. Основные силы 1-й пехотной и боевая группа 1-й бронетанковой дивизий должны были высадиться восточнее Орана, захватить небольшой порт Арзев и обойти Оран с юга. Западнее Орана должны были высадиться один пехотный и один танковый полки, а также парашютно-десантный батальон, их задачей был выход к расположенному севернее города озеру и блокирование Орана с запада. Наконец, два сторожевых корабля с морской пехотой на борту должны были высадиться в самом Оране и не допустить разрушения порта. Высадка основных сил десанта прошла более успешно, чем высадка в Федале и Алжире, порт Арзев был захвачен сходу, а вот попытка прорыва в Оран закончилась полным провалом: оба сторожевика при попытке прорваться в порт были обнаружены и расстреляны французскими эсминцами, больше половины моряков и десантников погибли. Французские войска продержались в Оране еще сутки, до полудня 10 ноября, порт оказался заблокирован затопленными судами, но после успеха в Алжире это уже не имело значения.

Немецкие контрмеры[править]

Сразу же после получения известий о высадке войск союзников в Алжире и Марокко началась экстренная переброска итало-германских войск в Тунис. 9 ноября аэродром Эль-Аун под Тунисом был взят под контроль немецкими парашютистами, а день спустя на аэродром началась переброска двух групп (авиаполков) истребителей, группы пикировщиков и средств ПВО. 11 ноября в Тунисе и Бизерте высадились немецкие парашютисты и части полевого тунисского батальона, а затем началась поспешная переброска в Бизерту морским и воздушным путем немецких и итальянских войск, в том числе предназначавшегося для усиления войск Роммеля танкового батальона 90-й легкой дивизии и итальянской штурмовой дивизии «Суперга», в конце ноября прибыла в Тунис 10-я танковая дивизия, итальянский берсальерский (мотострелковый) полк и рота 501-го тяжелого танкового батальона.

16 ноября 1942 года британские 11-я и 36-я пехотные бригады 78-й дивизии и совместная англо-американская танковая группа «Блэйд» (2 500 человек, 54 «Стюарта», 24 «Крусейдера» и 36 «Валентайнов» — советский танковый корпус на минималках или кампфгруппа вермахта) начали наступление в Тунис. К 25-26 ноября им удалось продвинуться вглубь Туниса, но в первой половине декабря и англичане, и прибывшая к ним на помощь 1-я бронетанкова дивизия США были остановлены и отброшены на исходные позиции.

Сицилия[править]

После разгрома войск Оси в Тунисе союзники начали подготовку к высадке десанта на Сицилию. Решение об использовании переброшенных к тому времени в Африку войск на Средиземном море было принято еще в январе 1943 года, но окончательный план высадки на Сицилии был подготовлен только к середине мая. Первоначальный план высадки предусматривал десант на всем побережье острова, за исключением района Мессинского пролива, но в окончательном варианте войска союзников высаживались в южном «углу» Сицилии — американцы в районе Ликаты (3-я пехотная дивизия, бригада «А» 2-й бронетанковой дивизии и батальон рейнджеров) и Джелы (1-я и 45-я пехотные дивизии, танковый полк, два рейнджерских батальона и часть сил 82-й воздушно-десантной дивизии), англичане и канадцы — южнее Сиракуз (5-я, 50-я и 51-я английские, 1-я канадская пехотные дивизии, 1-я воздушно-десантная дивизия). Командовали десантниками Джордж Паттон (к тому моменту уже генерал-лейтенант) и Бернард Монтгомери (на тот момент еще генерал), общее руководство высадкой осуществлял британский генерал Гарольд Александер.

Германское командование ожидало высадку десанта, но было вынуждено играть в угадайку, пытаясь одновременно прикрыть Сицилию, Сардинию, Корсику, побережье южной Франции, Италии и Греции, а также Крит и острова Эгейского моря[25]. Сицилию в итоге обороняли в основном итальянцы — несколько расположенных вдоль побережья дивизий и бригад береговой обороны (пехота и береговая артиллерия) и сконцентрированные в центральной части острова резервы: четыре пехотных дивизии, два берсальерских полка и три батальона легких танков — французских R-35 и откровенно устаревших Fiat-3000 (они же FT-17). Немецкие войска на острове были представлены 15-й панцергренадерской дивизией (восстановленная до боеспособного состояния бывшая 15-я танковая дивизия) и парашютно-танковой дивизией «Герман Геринг» (дивизия была свежесформированной и в целом неплохо оснащенной[26], но ей не хватало пехоты: часть сил дивизии успели перебросить в Тунис). Командовал итало-немецкими войсками генерал Альфредо Гуццони, только в середине июля на Сицилию прибыл штаб немецкого 14-го танкового корпуса и руководство немецкими частями принял Ханс-Валентин Хубе.

В ночь с 9 на 10 июля началась высадка воздушного и планерного десантов. Как водится, десантников раскидало по половине Сицилии, часть парашютистов и планеров приземлились на воду. Высадка морского десанта тоже прошла не по плану: снова помешала погода, снова десантные корабли подходили с опозданием и не к своим местам высадки. И снова успеху десанта способствовала слабая боеспособность обороняющихся и ошибка в тактике — итальянское командование не собиралось давать бой на пляжах и позволило американцам высадиться и закрепиться. Тем не менее, с рассветом 10 июля сопротивление начало возрастать: к побережью подошли более боеспособные итальянские части и передовые отряды «Германа Геринга», находившиеся у побережья корабли попали под удар итальянских и немецких самолетов. Американские танки были встречены огнем «Тигров» и итальянских «Земовенте да 90/53», занявшие Сиракузы британские войска были контратакованы дивизией «Неаполь» и немецкой кампфгруппой. Но сбросить десант в море так и не удалось и в 13 июля был создан единый плацдарм на юге острова, от Джеллы до Сиракуз.

А вот дальше в рядах союзников начались разброд и шатание: американская 45-я дивизия, уже вышедшая во фланг противостоявшим англичанам итальянцам и частям «Германа Геринга», была выведена из боя и отведена в тыл, а сменившие ее британские части вместо боев на окружение продолжили давить противника фронтальными ударами. Паттон, в свою очередь, вместо продвижения вглубь острова и попытки отрезать в районе Палермо 15-ю панцергренадерскую дивизию рванул на запад вдоль побережья на Агридженто, а затем к Марсале, вытесняя противника от Палермо к Мессине. В результате к 23 июля англо-американские войска захватили большую часть острова, но разгромить немецкие войска не смогли — обе изначально действовавшие на Сицилии немецкие дивизии, как и прибывшие им на подмогу 29-я панцергренадерская и 1-я парашютно-десантная дивизии смогли в относительном порядке отступить на «линию Этна» в северо-восточном углу острова и закрепиться.

И тем не менее, было понятно, что немцам наличными Сицилию не удержать, а подкреплений не предвидится: восстанавливавшиеся после зимы 1942/43 годов дивизии были еще не готовы, выдернутая из группы армий «Юг» дивизия СС «ЛАГ» нуждалась в доукомплектовании (а техники у «лейбштандартовцев» вообще не было — все, что пережило курскую битву и бои у Саур-Могилы, осталось в наследство «Дас Райху» и «Тотенкопфу»). Поэтому с конца июля началась постепенная эвакуация войск с Сицилии через Мессинский пролив. Немцам удалось прикрыть места погрузки и выгрузки достаточными силами ПВО, эвакуация проводилась не только мобилизованными пароходами, но и неплохо вооруженными десантными баржами и паромами Зибеля, что позволяло не прерывать перевозки в светлое время суток, а британский флот соваться крупными кораблями в прикрытый береговой артиллерией и находящийся в радиусе действия вражеской авиации пролив не рискнул. В результате из Мессины удалось вывезти 40 тысяч немецких и больше 60 тысяч итальянских солдат с оружием и техникой, весь автопарк моторизованных дивизий и даже 80 танков и самоходок.

Италия[править]

Сентябрь 1943, Калабрия и Салерно[править]

Общий план десантной операции.
Помимо указанных на карте частей, на Сардинии находилась 90-я панцергренадерская дивизия, на Корсике — бригада «Рейхсфюрер СС», в северной Италии — дивизия СС «Адольф Гитлер» и 24-я танковая дивизия

Сразу же после захвата Сицилии союзники начали подготовку к новой десантной операции, целью которой была материковая Италия. К этому моменту безнадежное положение Италии было очевидно всем: еще 25 июля Бенито Муссолини был снят с поста премьер-министра и арестован, новое правительство, во главе которого встал генерал Бадольо, начало тайные переговоры с союзниками об условиях выхода страны из войны. Германия, в свою очередь, начала наращивать численность своих войск в центральной и южной Италии, как для противодействия вторжению англо-американских войск, так и для удержания Италии в своей орбите.

Перед союзниками вновь встал вопрос о месте высадки. Самым простым и самым неоптимальным вариантом была переправа через Мессинский пролив и наступление в Калабрии, «носке итальянского сапога»: переправа не составила бы проблем, но наступление на узком фронте немцы вполне могли остановить только своими силами, даже без привлечения итальянцев. Вторым и более перспективным вариантом была высадка на западном побережье Италии в районе Салерно, Неаполя или даже в устье Тибра (на последнем варианте настаивали итальянцы, не желавшие, чтобы в Рим пришли немцы и покарали предателей). В конечном итоге были приняты оба варианта: 8-я британская армия генерала Монтгомери должна была форсировать Мессинский пролив, а 5-я американская армия генерала Кларка — высадиться в районе порта Салерно (впрочем, «американской» армия была только условно: в первой волне должны были идти две американских и две британских дивизии).

Немецкое командование, осознававшее, что в случае выхода Италии из войны удержать весь полуостров своими силами будет нереально, заранее подготовило план отхода на север, к реке Вольтурно или даже на «Готскую линию» севернее Рима. Тем не менее, десанты все-таки стоило хотя бы попытаться сбросить в море и в районе Салерно и Неаполя побережье было подготовлено к обороне.

3 сентября переговоры между союзниками и новым итальянским правительством подошли к концу и было подписано соглашение о прекращении огня. В тот же день армия Монтгомери (5-я английская и 1-я канадская пехотные дивизии) начала высадку в Калабрии, немецкие войска, находившиеся в том регионе (76-й танковый корпус, 26-я танковая, 29-я панцергренадерская и 1-я парашютно-десантная дивизии) начали отход на север, разрушая за собой инфраструктуру. Итальянское правительство начало подтягивать к Риму войска, чтобы обезопасить столицу от атак со стороны частей вермахта, немцы в свою очередь оперативно перебросили в район Рима 2-ю парашютно-десантную дивизию. Во второй половине дня 8 сентября по радио официально было объявлено о выходе Италии из войны. 9 сентября британская 1-я воздушно-десантная дивизия высадилась в районе Таранто, главной базы итальянского военно-морского флота и практически без сопротивления заняла город.

Высадка в районе Салерно началась в 3 часа ночи 9 сентября. Переход десантных конвоев к точке высадки прошел без особых проблем, но на этот раз бой начался прямо на пляжах: южнее Салерно заняла оборону восстановившаяся после Сталинграда 16-я танковая дивизия[27]. В результате три дивизии союзников (36-я американская, 46-я и 56-я британские) оказались прижаты огнем на пляжах, попытки прорваться вглубь материка пресекались танковыми контратаками и только к вечеру плацдармы удалось расширить. Полностью выполнили свою задачу только спецподразделения — американские рейнджеры захватили Амальфи и перерезали дорогу от Неаполя к Салерно, а британские коммандос заняли сам Салерно, но соединиться с основными силами он итак и не сумели. 10-11 сентября союзникам удалось объединить разрозненные плацдармы в один и высадить на берег еще одну дивизию, но одновременно к Салерно подошли и основные силы немцев — оторвавшиеся от пехоты Монтгомери 26-я танковая и 29-я панцергренадерская с юга, «Герман Геринг» и 15-я панцергренадерская с севера. Плацдарм союзников оказался блокирован.

Плацдарм у Салерно и общий ход боевых действий в сентябре 1943 г.

13 сентября последовала попытка ликвидации союзного плацдарма: две танковых и одна панцергренадерская дивизии нанесли удар по позициям американцев, дивизия «Герман Геринг» с 3-й и 15-й панцергренадерскими дивизиями нанесли удар по британским позициям у Салерно. Фронт в американском секторе высадки был прорван, генерал Кларк даже рассматривал вопрос об эвакуации войск обратно на корабли или отходе в британский сектор, но благодаря решительным действиям командира 36-й американской дивизии и артиллерийской поддержке с моря немцев удалось остановить всего в шести километрах от мест разгрузки транспортов. 14 сентября на плацдарм были по воздуху переброшены два полка 82-й воздушно-десантной дивизии, также занявших оборону (а вот попытка высадить парашютный десант в немецком тылу закончилась предсказуемым провалом). В британском секторе атаки немцев 13-14 сентября удалось отразить, а 15 сентября на плацдарм прибыла 7-я танковая дивизия. 16 сентября командующий штурмовавшей плацдарм немецкой 10-й армией фон Фитингоф сообщил, что дальнейшие попытки наступать на плацдарм не имеют смысла: 15 сентября Монтгомери наконец сумел вырваться из Калабрии и начал движение на север, угрожая выходом в тыл к осаждавшим плацдарм немецким войскам. 17 сентября Фитиногоф получил разрешение начать отход. Потери союзников на плацдарме составили 5 с половиной тысяч человек убитыми и пленными и более 7 тысяч ранеными, немцы потеряли три с половиной тысячи человек

19 сентября пришедшие в себя после оборонительных боев и получившие подкрепления (на плацдарм были переброшены 3-я и 34-я американское дивизии) войска союзников вновь начали операцию по расширению плацдарма, преследуя отходящих немцев, двигавшаяся с юга 8-я армия вышла к адриатическому побережью. 1 октября союзники вошли в Неаполь, в котором с 26 сентября шли бои между немецкими войсками и поднявшими восстание итальянцами, а к началу октября фронт стабилизировался на «линии Вольтурно» от Тирренского до Адриатического моря.

Эвакуация с Сардинии и Корсики[править]

К началу сентября 1943 года на Сардинии и Корсике оставалась достаточно значительная группировка немецких войск — всего более 30 тысяч человек, в том числе 90-я панцергренадерская дивизия и бригада «Рейхсфюрер СС». Учитывая, что оборонять этими силами оба острова (и даже только Корсику) было просто нереально, а надежд на боеспособность итальянцев (на островах находилось четыре пехотных дивизии и части береговой обороны), немецким командованием было принято решение об эвакуации войск на материк.

План немцев был очень прост: бригада СС берет под контроль восточное побережье Корсики от порта Бонифаччо на юге до Бастии на севере, с Сардинии через пролив Бонифаччо эвакуируется 90-я дивизия, после чего войска перевозятся на материк десантными баржами, «зибелями» и самолетами. Но 8 сентября Италия официально вышла из войны, а после получения известий о вводе немецких войск в северную Италию и разоружении, в том числе и силой итальянских войск на материке отношения между немцами и итальянцами резко ухудшились. 12 сентября немцы начали брать восточное побережье острова под свой контроль, 13 сентября эсэсовцы атаковали и захватили контролировавшуюся итальянцами Бастию, одновременно начался отход основных сил из Бонифаччо к Бастии.

Практически одновременно, 12 сентября началась высадка сил «Свободной Франции» в порту Аяччо на западном побережье Корсики. Высадившиеся французы и марокканцы, совместно с корсиканскими партизанами и перешедшими на сторону союзников итальянцами начали преследование отходящих немцев, по немецким позициям и Бастии начали работать тяжелые бомбардировщики. Однако немцам удалось удержать под своим контролем дорогу и только 23 сентября, после эвакуации основных сил 90-й дивизии, эсэсовцы начали отходить к Бастии сами. Ко 2 октября в руках немцев оставалась только сама Бастия, 3 октября немецкие саперы начали уничтожать портовые сооружения и оставшуюся неэвакуированной технику и боеприпасы и в ночь на 4 октября эсэсовский арьергард был снят с берега десантными баржами. Всего остров покинули более 30 тысяч человек, причем, как и на Сицилии, с техникой и вооружением, потери немцев составили от тысячи до полутора тысяч человек убитыми и пленными, французы и итальянцы — порядка восьми сотен убитых и тысячу раненых.

Анцио[править]

Додеканес[править]

Додеканесский архипелаг к концу сентября 1943

Осенью 1943 года Великобритания наконец получила возможность хотя бы частично реализовать свою «Балканскую стратегию» — взять под контроль расположенный между Критом и побережьем Турции Додеканесский архипелаг.

Додеканесские острова, которые еще в 1912 году прибрала к рукам Италия, до войны были итальянским «шверпунктом» в восточном Средиземноморье, особенно хорошо были укреплены и обустроены острова Родос и Лерос. Основу сил Оси на островах составляли итальянские войска, но с весны 1943 года на Родос начали потихоньку прибывать немцы — сначала зенитчики, затем пехота и танки, сведенные в июне в штурмовую дивизию «Родос» (четыре моторизованных, разведывательный и танковый батальоны). Кроме того, на Крите с 1942 года дислоцировалась выведенная из-под Севастополя 22-я пехотная дивизия вермахта, специально подготовленная для действий в качестве десантной (Кроме нее на Крите находилась немецкая крепостная дивизия «Крит», правда, сильно ослабленная после изъятия из нее войск для отправки в Африку, и 51-я итальянская дивизия).

9 сентября, после официального объявления о выходе Италии из войны, немцы начали действовать: в течение трех дней дивизия «Родос» оперативно разоружила итальянский гарнизон Родоса (итальянцев было почти 40 тысяч, немцев в пять раз меньше, но основную массу итальянских сил составляли пехота и обслуга береговых батарей, а немцы в очередной раз сделали ставку на мотопехоту и танки), дислоцировавшаяся на Крите итальянская дивизия также была разоружена. Параллельно с немецкими действиями по взятию под контроль Родоса, британские войска высадились на островах Кос (около полутора тысяч человек) и Лерос (три с половиной тысячи), где к ним присоединились до пятнадцати тысяч итальянцев. Также небольшими силами были заняты острова Калимнос, Самос, Сими, Астипалея, Карпатос, а также ряд других островов.

Тем временем немцы, зачистив Родос, начали подготовку к захвату занятых британскими и итальянскими войсками островов. Для начала немцы заняли острова Карпатос и Касос, находившиеся между Критом и Родосом, что фактически отрезало расположенные севернее захваченные британцами острова от Египта (тяжелых пушек на островах не было, но с их ролью отлично справлялись «Юнкерсы»-пикировщики и «Дорнье» с управляемыми бомбами). Затем были зачищены от итальянцев и греческих партизан Киклады. С середины сентября занятые англичанами острова начали активно бомбить, а после прибытия в Грецию двух групп Ю-87 была начата операция по захвату островов.

Первой целью немцев стал остров Кос, на котором располагался захваченный англичанами итальянский аэродром. 3 октября остров, на котором занимали позиции полторы тысячи англичан и три с лишним тысячи итальянцев, атаковали около сотни Ю-87 и Ю-88, под прикрытием которых на остров с быстроходных десантных барж высадилась полуторатысячная немецкая боевая группа с легкой артиллерией. Одновременно в тылу защитников острова была выброшена рота полка «Бранденбург». Британский флот, не рвавшийся вновь оказываться в зоне действия немецких бомбардировщиков (26 сентября у Лероса уже погибли эсминцы «Интрепид» и «Василисса Ольга» (греческий эсминец еще довоенной постройки), а 1 октября «юнкерсы» поймали итальянский эсминец «Эуро»), никакой серьезной помощи оказать не смог, так что немцы спокойно смогли нарастить силы десанта до четырех тысяч человек и уже 4 октября заняли остров полностью.

После падения Коса последовала сдача итальянцами острова Калимнос, который немцы намеревались использовать как базу для десанта на сильно укрепленный Лерос, но 7 октября немецкий конвой с предназначавшимися для десанта войсками был разгромлен рискнувшей-таки войта в Эгейское море британской группой кораблей. Но вторая попытка англичан сунуться к Леросу надводными кораблями закончилась 9 октября гибелью эсминца «Петард» и тяжелыми повреждениями крейсера «Карлайл», а попытка доставить на Лерос подкрепления в ночное время надводными кораблями — гибелью на минах эсминцев «Харфорт» и «Эклипс». Снабжение гарнизона в итоге взяли на себя субмарины[28]. В течение месяца остров почти непрерывно бомбили, немцы стремились выбить итальянскую береговую артиллерию.

Высадка на Лерос последовала 12 ноября. Немецким десантным кораблям удалось подойти к берегу, воспользовавшись ошибкой наблюдателей, которые не сразу поняли, что к острову идут не корабли с подкреплением, а вражеский десант и создать плацдарм. Как и при высадке на острове Кос, в тыл защитникам острова выбросили «бранденбургеров», на этот раз не роту, а батальон. Но на Леросе быстрой победы у немцев не получилось: англичане и итальянцы сдаваться не собирались и попытались сбросить десантников в море, в ночь с 13 на 14 ноября к острову вновь попытались прорваться британские эсминцы с подкреплениями (и, несмотря на гибель очередного эсминца, подкрепления удалось доставить). Только 15 ноября немцам удалось прорваться вглубь острова и к 17 ноября остатки гарнизона прекратили сопротивление. 5 300 итальянцев и более 3 тысяч англичан попали в плен.

После падения Лероса гарнизоны оставшихся под союзным или итальянским контролем островов были частично эвакуированы, частично сдались, последним 22 ноября сдался гарнизон острова Самос.

1800 далматинцев[править]

В апреле 1944 состоялась крупнейшая десантная операция Югославской Народной Армии: 1800 бойцов Далматинской дивизии высадились на остров Корчула и в тяжелом бою практически с равными силами добились победы. Справедливости ради скажем, что десант как таковой представлял скрытную переправу на лодках с соседнего острова Вис (бывш. Лисса). Укрепившись на северной и южной оконечностях острова, партизаны внезапно атаковали немецкие позиции и в ходе двухдневного ожесточенного боя заставили сдаться остатки гарнизона. Цифры потерь говорят сами за себя.

Югославы Немцы
Общая численность 1800 чел (6 батальонов 26-й далматинской дивизии НОАЮ) 1600 чел (2 батальона 118-й егерской дивизии вермахта)
Вооружение 4 горных 75-мм орудия, минометная батарея,
3 минометные роты, 2 канонерские лодки
8 105-мм гаубиц
Потери 1100 убитых и раненых 400 убитых, 500 раненых, 700 пленных

Нормандия[править]

Южная Франция[править]

Пушки острова Валхерен[править]

В конце августа — начале сентября 1944 года британская 21-я группа армий генерала (с 1 сентября — фельдмаршала) Монтгомери вошла на территорию Бельгии и 4 сентября захватила при помощи бельгийского Сопротивления ценнейший приз — полностью пригодный к использованию порт Антверпен[29]. Но, как отметил адмирал Каннингем, ценность Антверпена равнялась ценности Тимбукту: подход к порту прикрывал остров Валхерен, на котором располагались немецкие береговые батареи.

Одновременно с тем, как британские войска, возглавляемые Гвардейской танковой дивизией победным маршем шли от Сены к Амьену, Аррасу и далее на Брюссель и Антверпен, параллельно им вдоль побережья отступала стотысячная немецкая 15-я армия, преследуемая «сборной Англии по Антигитлеровской коалиции»: канадской 1-й армией, усиленной 7-й британской танковой дивизией, поляками и чехословаками. И эти сборные силы допустили большую ошибку — в начале сентября основной целью союзных войск стали порты на побережье Ла-Манша, которые все вместе имели на момент начала работы всего 20 % от мощностей Антверпена, но на освобождение которых ушел почти весь сентябрь. А через Шельду в Голландию ушли 86 тысяч немецких солдат и офицеров с шестью сотнями орудий и шестью тысячами единиц техники, оставив на южном берегу «Брескенский карман» — мощный плацдарм, занятый 64-й пехотной дивизией[30], а на Валхерене — 70-ю пехотную дивизию[31]

Монтгомери тем временем занимался попытками продвижения вперед, к Рейну. 7-11 сентября британские войска форсировали Альберт-канал и ценой чувствительных потерь захватили плацдарм на его северном берегу, а 17-25 сентября предприняли знаменитую операцию «Маркет гарден», которая, несмотря на итоговый провал, все-таки имела эффектный вид на карте: британцы активно наступали, в то время как 3-я американская армия методично и неспешно грызла Мец (Мец хрустел, но все-таки сдавал один форт за другим), а 1-я армия застряла в позиционных боях в Хюртгенском лесу. Тем не менее, к 28 сентября уязвимость «адского шоссе» от Альберт-канала до Неймегена стала очевидной (особенно после немецких атак с северо-запада и успешного подрыва немецкими диверсантами свежезахваченого неймегенского железнодорожного моста) и Монтгомери развернулся к голландскому побережью.

Первыми целями выделенной для зачистки устья Шельды канадской армии стали Брескенский плацдарм на южном берегу реки, прикрывавший Валхерен с юга, и полуостров Зюд-Бевеланд, прикрывавший Валхерен с востока. 2 октября 2-я канадская пехотная и 4-я канадская бронетанковая дивизии начали наступление от Антверпена на север, к городу Берген-оп-Зум, с целью отрезать немецкий гарнизон Зюд-Бевеланда. Но вместо стремительного броска на север канадцам пришлось медленно продвигаться по единственной дороге среди полузатопленных польдеров и к Берген-оп-Зуму и перешейку канадцы вышли только 27 октября. Бои за Зюд-Бевеланд продолжались еще пять дней — канадцы прорвались через перешеек фронтальной атакой, а британская 52-я дивизия форсировала Шельду и высадилась в южной части полуострова. 31 октября британцы вышли к проливу, отделяющему Бевеланд от Валхерена.

6 октября 3-я канадская дивизия пошла на штурм Брескенского плацдарма. В первый день канадцам удалось форсировать Леопольд-канал, на который опиралась немецкая оборона и захватить два небольших плацдарма, но дальнейшее продвижение застопорилось из-за немецких контратак и заранее затопленных немцами польдеров — только к 12 октября плацдармы удалось объединить, расширить и обезопасить. 8 октября последовал второй удар — на этот раз канадцы на автомобилях-амфибиях форсировали небольшой залив Браакман в устье Шельды и оказались в тылу у оборонявших Леопольд-канал немцев. 14 октября через Леопольд-канал удалось переправить танки, а на смену измотанным боями канадцам была переброшена одна бригада 52-й британской дивизии. 20-25 октября канадские и британские войска очистили от немцев примерно половину изначального плацдарма и заняли города Остбург и Брескенс, а 29 октября — 3 ноября окончательно ликвидировали немецкую группировку, окопавшуюся в Зеебрюгге.

1 ноября последовал десант на остров Валхерен. Перед этим остров подвергся нескольким массированным авианалетам, в результате которых были разрушены созданные голландцами дамбы и большая часть территории острова во время приливов оказывалась под метровым слоем воды а во время отливов становилась гигантским грязевым бассейном. Но немецкие береговые и зенитные батареи по большей части уцелели и встретили десантников огнем. Британцы в свою очередь применили против береговых батарей истинно самоубийственную тактику: двигавшиеся в составе десантной группы корабли огневой поддержки должны были вести непрерывный огонь, отвлекая на себя внимание вражеских артиллеристов. Тактика сработала на все сто: десантные корабли дошли без помех и высадили у города Весткапелле три батальона коммандос, но из 27 кораблей огневой поддержки (ракетные корабли с тысячей РС, канонерки со 120-мм орудиями и танковыми башнями, корабли ПВО, вооруженные только 20-мм и 40-мм автоматами) погибли девять, а одиннадцать получили тяжелые повреждения — по иронии судьбы стреляли по британским кораблям британские же пушки, 94-мм зенитки, брошенные под Дюнкерком. Бои за Весткапелле и расположенный рядом городок Домбург (именно рядом с Домбургом располагалась 220-мм батарея, блокировавшая проход) продолжались до 3 ноября.

Одновременно с высадкой у Весткапелле была произведена высадка с территории бывшего Брескенского плацдарма — части 52-й дивизии из Брескенса высадились в порту Флиссиген и в ходе трехдневных боев очистили город от оборонявших его немцев. Третий удар должен был последовать с востока, с территории полуострова Зюд-Бевеланд, но предпринятые канадцами попытки 31 октября — 2 ноября прорваться на остров через соединяющую его с материком дамбу провалились: дамба оказалась повреждена и непригодна для прохода техники, а пехоту на выходе с дамбы встречали немецкие пулеметы. Только 3 ноября войска союзников сменили тактику и вместо попыток проломить немецкую оборону лобовым ударом предприняли высадку южнее дамбы (вновь для высадки были использованы не канадцы, а 52-я дивизия) и смогли закрепиться на острове. 4-7 ноября союзники начали наступление вглубь острова, используя в качестве средств передвижения автомобили-амфибии — никакие другие типы техники просто не могли перемещаться по затопленным польдерам. 8 ноября гарнизон Валхерена капитулировал.

Тихий Океан[править]

Если в Европе первые десантные операции прошли под лозунгом «десантных средств нет, но вы высаживайтесь», то японские милитаристыТМ подошли к делу высадки десантов более толково. В середине 30-х годов в Японии началось массовое производство «больших моторных лодок» — катеров «дайхацу», рассчитанных на перевозку 70 человек или легкого танка[32]. Для доставки небольших катеров к месту десанта использовались быстроходные транспорты, переоборудованные эсминцы и транспорт «Синсю-мару» — первый в мире десантный авианесущий(!) корабль-док — 2 200 пехотинцев, 54 десантных катера и 12 самолетов (правда, без возможности посадки — только взлет с катапульты).

Традиционной проблемой японцев стал конфликт армии и флота: специальные морские десантные части (морская пехота) подчинялась штабу флота, но из десантных средств у них были в основном устаревшие эсминцы со снятыми торпедными аппаратами и размещенными вместо них «дайхацу», а «Синсю-мару» и крупные транспорты находились в подчинении армии и высаживались с них обычные пехотинцы.

Японские десанты[править]

Малайя[править]

Одной из главных целей первого японского удара в южном направлении была нейтрализация британских войск в Малайе и захват Сингапура — крупной британской военно-морской базы, контроль над которой обеспечивал японскому флоту доступ в Индийский океан и закрывал флоту Союзников доступ на японские тихоокеанские коммуникации.

Состояние британских войск на Дальнем Востоке к зиме 1941 года было далеко не блестящим: собственно британских войск в колонии было мало, основу войск составлял индийский пехотный корпус (две пехотных дивизии, гарнизон крепости Пенанг и отдельные части) в северной части Малайи, австралийская пехотная дивизия и гарнизон Сингапура (индийская пехотная бригада, британские и малайские гарнизонные части и береговая артиллерия) — всего около 150 тысяч человек. Авиация союзников была представлена исключительно устаревшими самолетами — наиболее современными были ленд-лизовские истребители «Буффало», сосланные в Азию как непригодные к боям с современными истребителями люфтваффе. Британский план обороны предусматривал превентивное вторжение на территорию Таиланда с целью занять удобные для обороны позиции на перешейке Кра, но реализовать этот план так и не удалось.

Японцы выделили для захвата Малайи 25-ю армию — три пехотных дивизии, танковую группу (4 полка) и солидные строительные и инженерно-саперные части, общей численностью около 70 тысяч человек. С воздуха японские войска должны были поддерживать в основном армейские самолеты, но в Сайгоне была сосредоточена и флотская воздушная флотилия с сотней бомбардировщиков-торпедоносцев и тремя десятками «Зеро».

Боевые действия в Малайе начались 8 декабря с попытки воздушного удара по британским аэродромам и Сингапуру силами флотской авиации, но эта попытка, в отличие от удара по Филиппинам и Перл-Харбору закончилась пшиком — из 65 бомбардировщиков к цели вышли всего 17 машин, которым удалось повредить на аэродромах три британских самолета и убить в ходе бомбардировки несколько десятков солдат. Одновременно с воздушным ударом передовые отряды японских войск высадились в Сингоре (штаб 25-й армии, штаб 5-й дивизии, два пехотных, артиллерийский и танковый полки) и Паттани (пехотный и танковый полки) на территории Таиланда и в Кота-Бару (пехотный полк с частями усиления) на приграничной малайской территории, а дислоцировавшиеся во французском Индокитае японские войска вошли в Таиланд и двинулись на перешеек Кра. Десанты на тайской территории прошли почти без сопротивления и на захваченные плацдармы немедленно началась переброска подкреплений и организация передовых аэродромов, а вот у Кота-Бару японским десантникам пришлось прорывать оборону индийской пехотной бригады под ударами британских бомбардировщиков с расположенного по соседству аэродрома. Только 9 декабря японцам удалось оттеснить индийские войска и захватить аэродром.

10-13 декабря японские войска начали наступление с плацдармов на юго-запад и нанесли поражение пытавшейся удержать линию границы 11-й индийской дивизии. 10 же декабря флотские бомбардировщики реабилитировались за провальный удар по Сингапуру, потопив вышедшие для удара по флоту вторжения британские линкоры «Принс оф Уэльс» и «Рипалс». 17 декабря японские войска без боя взяли Пенанг и начали движение к Куала-Лумпуру. Британские и индийские войска попытались остановить японцев 30 декабря у Кампара, но после четырехдневных боев японцы обошли оборонительные позиции британцев с моря, высадив десант в ближнем тылу и 6-8 января разгромили 11-ю индийскую дивизию, а 11 января заняли Куала-Лумпур. Последней попыткой остановить японцев стали бои за провинцию Джохор на юге малайского полуострова — с 15 по 31 января остатки индийских войск и ранее находившаяся в резерве австралийская дивизия, а также переброшенная в январе в Сингапур из метрополии пехотная бригада пытались удержать хотя бы небольшой плацдарм на материке, но под ударами японских войск, к которым присоединилась и Гвардейская японская дивизия, к концу января британские и австралийские войска отступили в Сингапур.

К началу февраля в Сингапуре оставалось более 85 тысяч человек — помимо крепостных частей и остатков разгромленных 9-й и 11-й индийских дивизий на острове находились потрепанная, но сохранившая боеспособность 8-я австралийская и свежеприбывшая из метрополии 18-я британская пехотные дивизии. Береговая артиллерия военно-морской базы, вопреки распространенному мнению, могла вести огонь на все 360о, но в Сингапуре имелось всего пять тяжелых 380-мм орудий, три 234-мм пушки и двадцать шестидюймовок, а основу их боекомплекта составляли бронебойные снаряды. Оставались в Сингапуре и боевые самолеты — за январь в Малайю было переброшено около сотни «Харрикейнов», но после отступления с материка почти все островные аэродромы оказались в пределах досягаемости японской артиллерии и большая часть уцелевших самолетов перелетела на голландские аэродромы.

Японская армия к февралю тоже уменьшилась в числе — в распоряжении генерала Ямаситы осталось всего 40 тысяч активных штыков, но это были в основном штыки из числа имевших боевой опыт и специальную подготовку 5-й и Гвардейской дивизий, к тому же располагавшие тяжелой артиллерией (пусть и не столь мощной как группировка, выставленная против американцев на Батаане) и авиационной поддержкой. Так что японское командование решило действовать агрессивно — рассчитывая, что терпящие поражение за поражением британцы будут деморализованы и сдадутся.

8 февраля японская армия начала форсировать пролив между материком и Сингапуром — причем в западной части пролива, в точке, наиболее отдаленной от 15-дюймовой батареи Джохор. В течение дня на остров были переброшены более десяти тысяч человек из 5-й дивизии, на следующий день на плацдарм началась переброска сил 18-й дивизии. 10-12 февраля японцам удалось оттеснить австралийские войска от взорванной дамбы, соединявшей остров с городом Джохор-Бару на материке, восстановить переправу и начать подтягивать переброску на остров гвардейцев, артиллерии и танков. Японцам удалось захватить резервуары, из которых Сингапур снабжался водой, после чего у защитников острова осталось два варианта — попытаться контратаковать и вернуть контроль над водоснабжением или сдаться. К 15 февраля у японцев уже не осталось резервов и подходили к концу боеприпасы, но не подозревающий об этом генерал Персиваль решил прекратить бессмысленное, как ему казалось, сопротивление. 80-тысячный гарнизон, все еще сохранявший контроль над городом Сингапуром и его окрестностями, капитулировал.

Гуам, Уэйк и Филиппины[править]

Целью номер два, стоявшей перед японским командованием, был захват американских островных владений в западной части Тихого океана — Филиппинских островов, Гуама и Уэйка: Филиппинский архипелаг находился как раз на пути между Японией и богатыми нефтью голландскими островами Борнео и Целебес, Гуам также торчал на коммуникациях между японской метрополией и Каролинскими островами, а Уэйк обеспечивал связь Филиппин и Гуама с Гавайями.

Захват острова Гуам прошел практически молниеносно: остров не имел береговой обороны, поскольку попадал в число территорий, на которых по Вашингтонскому договору четырех держав было запрещено строительство укреплений, гарнизон острова насчитывал 547 морских пехотинцев и моряков с легким стрелковым оружием — магазинными винтовками, пулеметами Льюиса и BAR[33]. Японцы же, подозревая американцев в нарушении договоренностей, выделили для захвата острова аж шеститысячную группировку: 370 морпехов с острова Сайпан и пять с лишним тысяч армейцев. Высадка состоялась 10 декабря 1941 года, менее чем через час американские войска капитулировали в виду бессмысленности сопротивления — американцы потеряли 17 человек убитыми, японцы — одного убитым и шестерых ранеными. Впрочем, сдались не все — шестеро морпехов ушли в джунгли, пятерых из них впоследствии японцы поймали и казнили, а радист Джордж Рэй Твид сумел при поддержке местных аборигенов продержаться на острове два года и семь месяцев, а когда летом 1944 к острову подошли американские корабли — установил с ними связь и сообщил все, что сумел узнать о японских приготовлениях к обороне.

Если на Гуаме десант прошел как по маслу, то на атолле Уэйк японцев встретили со всеми положенными почестями: Уэйк тоже входил в число территорий, которые было запрещено укреплять, но летом 1941 года на остров американцами были переброшены батальон морской пехоты, две артиллерийских батареи (127-мм береговые пуки и 76-мм зенитки), эскадрилья морской пехоты на новейших истребителях F4F «Уайлдкэт» (правда, первый же авианалет японских бомбардировщиков выбил восемь из двенадцати самолетов прямо на аэродроме), а японцы выделили для захвата острова три устаревших крейсера, шесть эсминцев, два патрульных корабля и два транспорта с четырьмя сотнями морпехов. В результате первая попытка высадить десант 11 декабря провалилась еще на подходе к острову — береговые орудия потопили один японский эсминец, истребители удачным попаданием легкой авиабомбы пустили на дно второй, после чего японское десантное соединение отступило. Американцы предприняли попытку усилить гарнизон Уэйка, перебросив на остров дополнительные войска, артиллерию, системы управления огнем и радиолокатор, но 22 декабря новый командующий Тихоокеанским флотом адмирал Пай, сменивший снятого за Перл-Харбор адмирала Киммела, приказал кораблям вернуться, так как около Уэйка были замечены японские линкоры и авианосцы.

Второй подход к атоллу японцы выполнили 23 декабря — на этот раз кроме эсминцев и десантных кораблей к поддержке десанта были привлечены авианосцы «Сорю» и «Хирю» и два тяжелых крейсера (их и приняли за линкоры), а число десантников возросло до полутора тысяч человек. На этот раз высадка десанта состоялась, несмотря на потерю еще двух патрульных кораблей, и после десятичасового боя американский гарнизон острова сдался. Две попытки штурма острова обошлись японцам в 340 погибших 11 декабря и 144 убитых 23 декабря, американцы потеряли 52 человека убитыми и 433 человека пленными.

На Филиппинах перед войной находилась формально крупная группировка войск США и созданной при американской поддержке филиппинской армии — американская Филиппинская дивизия и переброшенные на архипелаг в 1941 году части усиления насчитывали около 30 тысяч человек (из них треть — «филиппинские скауты» из местного населения, треть — американские силы, располагавшиеся в архипелаге изначально, треть — присланные на усиление нацгвардейцы) с танками и артиллерией, филиппинская армия состояла из двух регулярных дивизий и десяти дивизий резерва, не обеспеченных современной техникой и артиллерией (артиллерия - несколько дивизионов легких гаубиц, должна была прибыть с конвоем в середине декабря). Военно-морская база Субик-Бей и порт Манилы были прикрыты с моря мощной береговой обороной: форт Миллс на острове Коррехидор располагал восемью 305-мм береговыми орудиями и двенадцатью мортирами того же калибра, форт Драм — четырьмя 356-мм орудиями, форты Хьюз и Франк имели по два 356-мм орудия и четыре и восемь 305-мм мортир соответственно, на полуострове Батаан были развернуты восемь железнодорожных транспортеров 203-мм орудиями и 24 155-мм пушки. На Коррехидоре находился и полк морской пехоты, выведенный осенью 1941 из Шанхая, где обеспечивал безопасность европейцев. Авиационная группировка США была представлена примерно полутора сотнями истребителей (80 современных P-40, остальные — устаревшие P-35 и Р-26) и шестью десятками бомбардировщиков — В-17 и В-18. Японцы выделили для захвата архипелага значительные по меркам театра военных действий силы — две пехотных дивизии[34] и отдельную смешанную бригаду (тоже немаленькую - три пехотных полка), усиленных артиллерийскими и инженерно-саперными частями. Поддержку с воздуха японцам на первом этапе оказывали флотские ВВС с Тайваня (причем на Тайване находилась почти половина имевшихся у Японии в первой линии новейших истребителей «Зеро» — 107 машин и полторы сотни бомбардировщиков), армейские ВВС были задействованы только после захвата аэродромов на Лусоне.

Война на Филиппинах для американцев началась с эпичного разгрома авиации прямо на аэродромах — причем собственное командование для этого сделало как бы не больше, чем японцы: сразу же после сообщения об ударе по Перл-Харбору американцы подняли истребители и бомбардировщики в воздух… но на активные действия не решились и В-17 просто несколько часов кружились в воздухе над Лусоном. Когда же топливо на самолетах подошло к концу и бомбардировщики начали садиться для дозаправки и подвески бомб, на американские аэродромы обрушились японские бомбардировщики — на Тайване с утра была нелетная погода и поднять самолеты удалось только к полудню.

Первой целью японских десантников стал остров Батан (не путать с полуостровом Батаан, на котором филиппинская оборона завершилась), расположенный на полпути между Тайванем и островом Лусон и очень удобный как место размещения передового аэродрома — флотские истребители «Зеро» с подвесными топливными баками долетали до Лусона на пределе дальности, а армейские не долетали вообще и им требовался аэродром подскока. 8 декабря на остров был высажен отряд морской пехоты в 500 человек, быстро захвативших остров и расположенный на нем небольшой аэродром, 9-10 декабря на остров уже были перебазированы японские истребители. 10 декабря последовала высадка части сил 48-й пехотной дивизии в северной части острова Лусон, в Вигане и Апарри, где также были оперативно захвачены и расширены аэродромы. Американо-филиппинские силы, представленные на севере Лусона одной не закончившей мобилизацию резервной 11-й дивизией, не смогли оказать серьезного сопротивления, американские бомбардировщики смогли потопить два транспорта и два тральщика и повредить несколько других кораблей. К вечеру 10 декабря на севере Лусона образовался плацдарм, занятый четырехтысячной японской группировкой. 12 декабря был высажен десант в Легаспи, в южной части Лусона, где также был захвачен аэродром.

21 декабря последовала высадка основных сил армии вторжения — в заливе Лингаен были высажены более сорока тысяч человек — основные силы 48-й и части 16-й дивизий, усиленных артиллерией и двумя танковыми полками. Десант прошел традиционно для крупных высадок — волнение на море привело к потере большинства «дайхацу», высадка войск производилась по всему заливу, а не в определенных планом секторах, высадка бронетехники также состоялась с опозданием. Тем не менее, японцам удалось закрепиться на побережье, на следующий день на берег были выгружены танки, а с севера подошли наступающие от Вигана десантники, после чего японцы начали наступление на юг, к Маниле, с легкостью прорвав оборону находившихся в районе Лингаена трех филиппинских дивизий и филиппиноамериканского кавполка. В южной части Лусона был высажен семитысячный десант, соединившийся с ранее высадившимися у Легаспи войсками и двинувшийся на Манилу с юго-востока. Командующий войсками на Филиппинах генерал Макартур 24 декабря отдал приказ — всем войскам отступать на полуостров Батаан, где и занять оборону, ожидая подхода подкреплений. Можно сказать, что этот приказ был ошибочным — но эта ошибка не решала уже ничего: с потерей Гуама, Уэйка и линейного флота ни о какой помощи Филиппинам не могло быть и речи. 25-31 декабря три филиппинских дивизии отошли на Батаан с севера, к 1 января закончился отход двух филиппинских дивизий к Маниле с юга. 2 января 1942 года японские войска вошли в Манилу, к 7 января фронт на полуострове Батаан стабилизировался — в окружении оказались более ста тысяч американцев и филиппинцев.

Первое наступление на американские позиции на Батаане началось уже 9 января, даже несмотря на то, что с Филиппин была выведена одна из двух дивизий, требовавшаяся в Голландской Ост-Индии. Японцы, пользуясь ошибочным построением американских войск (американцы, формируя фронт обороны, не уделили должного внимания прикрытию расположенной аккурат в середине их позиций «неприступной» горы Натиб) смогли 15 января прорваться в тыл к американцам и, после нескольких контратак, 22 января защитники Батаана вынуждены были отступить и закрепиться на тыловой оборонительной позиции. Попытка японцев сходу прорвать и эту позицию закончилась «котлом» для их передовых отрядов, и наступление плавно перешло в деблокирующую операцию. Попытка высадить десант в тылу у американцев также завершилась провалом — высаженные в американском тылу два батальона оказались блокированы и в итоге сброшены в море. 8 февраля японские войска были вынуждены прекратить атаки и перейти к обороне.

Решительный штурм Батаана последовал только 3 апреля, после почти двух месяцев подготовки. К этому времени положение американских войск было абсолютно безнадежным — в середине февраля пал Сингапур, к началу марта японские войска заняли голландские владения от Суматры до Новой Гвинеи, 12 марта Батаан покинул генерал Макартур, что серьезно подкосило моральный дух защитников острова (справедливости ради — Макартур эвакуировался только после приказа лично Рузвельта), у осажденных заканчивалось продовольствие. Японцы же, разобравшись с другими противниками, перебросили на Филиппины подкрепления (элитную 4-ю дивизию из Маньчжурии), осадные орудия, в том числе 240-мм мортиры и дополнительные силы авиации. В первый же день американская оборона была прорвана и после шести дней боев командующий американскими войсками на полуострове генерал Кларк согласился на капитуляцию.

Последним бастионом американцев оставались форты на островах в Манильской бухте, где оставалось еще больше 12 тысяч морских пехотинцев и артиллеристов. Японцы, пользуясь устарелостью американских береговых укреплений (Филиппины тоже попали под ограничения Вашингтонского договора и большая часть артиллерийских батарей осталась с незащищенными от атак с воздуха орудиями с недостаточными углами возвышения), в течение месяца осуществляли практически безнаказанные[35] обстрелы и удары с воздуха по занятым американцами островам и постепенно вывели из строя большую часть американской артиллерии, а 5 мая после очередной мощной артподготовки, начали штурм острова — высадка осуществлялась десантными катерами и малыми кораблями под огнем уцелевших американских орудий, но к полуночи 6 мая японцам, несмотря на тяжелые потери, удалось закрепиться на острове и начать наступление на американские позиции у батареи «Дэнвер», бои за которую шли до утра. Наконец, после того как на остров были переброшены дополнительные японские войска и несколько танков и японцы вышли к американским подземным укрытиям, командовавший последними американскими войсками генерал Уэйнрайт согласился на капитуляцию.

Голландская Ост-Индия[править]

Третьей и главнейшей целью Японии была Голландская Ост-Индия — регион, богатый нефтью (Нидерланды благодаря своей колонии были в числе ведущих экспортеров нефти, наряду с США, СССР, Румынией и Персией), каучуком и различными цветными металлами. Кроме того, удачное расположение островов полукругом (Суматра, Ява, Бали, Ломбок, Сумбава, Тимор) позволяло без особых проблем организовать оборону региона от атак извне, со стороны Индии или Австралии. Защищала колонию нидерландская ост-индийская армия: три дивизии и многочисленные отдельные гарнизоны, сформированные как из европейцев, так и из местных жителей — всего около ста тысяч человек, но с современным вооружением у голландских войск, чья метрополия уже полтора года находилась в оккупации, было не слишком хорошо. Кроме того, в декабре 1941 — январе 1942 на голландскую территорию были эвакуированы уцелевшие британские и американские самолеты и корабли.

Первые десанты были высажены японцами на северо-западном побережье Борнео: на территории Саравака — частного владения «белых раджей» Бруков, и двух небольших британских колоний — Лабуана и Северного Борнео, защищавшихся батальоном индийских войск, саравакскими добровольцами и полицейскими и голландским батальоном — всего примерно три с половиной тысячи человек. 16 декабря японское соединение (легкий крейсер, четыре эсминца, гидроавианосец и десять транспортов) высадили на побережье Саравака батальон морских пехотинцев и бригаду Кавагути (пехотный полк с частями усиления) — четыре с половиной тысячи человек, быстро занявших порт Мири, но на следующий день японские войска и находившиеся у побережья корабли подверглись ударам голландских бомбардировщиков, которым удалось потопить один японский эсминец, а японские гидросамолеты в свою очередь нанесли удары по голландским позициям. 22 декабря отряд кораблей с десантниками вышел из Мири к расположенному южнее порту Кучинг и, несмотря на успешные атаки голландских субмарин К-14 (два транспорта с войсками оказались потоплены, еще один поврежден и выбросился на берег) и К-16 (потоплен эсминец), высадили 23 декабря десант, который к полудню захватил порт, оттеснив индийские войска в джунгли, а два дня спустя — аэродром. 1-17 января 1942 года десантники из Мири двинулись на север и почти без сопротивления заняли северную оконечность Борнео.


Дальнейшее развитие успехов[править]

Гуадалканал[править]

От пальмы к пальме[править]

Зрелость[править]

Филиппины[править]

Иводзима[править]

Окинава[править]

Планы на Японию[править]

Десанты СССР[править]

Описаны в отдельной статье

После 1945[править]

Корея[править]

Инчхон 1950

Египет[править]

Порт-Саид 1956

Куба[править]

«Гранма»[править]

1956

Залив Свиней[править]

1961

Фолкленды[править]

1982

Примечания[править]

  1. В 1882 британская средиземноморская эскадра вела бой с фортами Александрии (Египет). После того как форты были подавлены и покинуты египтянами, британский десант уничтожил оставшиеся орудия.
  2. Группа небольших атоллов юго-западнее о. Суматра
  3. 3 офицера, 6 унтеров, 41 матрос под командованием лейтенанта Гельмута фон Мюке (старпома крейсера).
  4. Нет, конечно, по паре попаданий с каждой стороны имело место быть…
  5. Справедливости ради, стоит заметить, что активизация Черноморского флота произошла ещё при Эбергарде, летом-осенью 1915-го года, когда в строй наконец вошли линкоры типа «Императрица Мария». Да и его осторожность до этого тоже можно было понять — «Гебен» в одиночку мог отправить на дно любые два из броненосцев Черноморского флота из-за чего их и приходилось гонять всей эскадрой. Впрочем того, что при Колчаке флот стал действовать гораздо решительнее это, безусловно, не отменяет.
  6. Всего построено 50, но больше половины без двигателей
  7. В Гельсингфорсе стояли еще 4 линкора, 4 додредноута и несколько крейсеров, но их команды предпочли митинговать, а не воевать.
  8. Легион фашистской милиции примерно соответствовал ослабленному пехотному полку и состоял из двух пехотных батальонов и роты огневой поддержки с 45-мм минометами (но не имел полагавшихся армейскому полку 81-мм минометов и 65-мм пушек)
  9. Итальянская пехотная дивизия, в отличие от дивизий других крупных европейских государств, состояла только из двух пехотных полков и насчитывала около 10 тысяч человек (некоторым дивизиям в ходе войны стали придавать один или два легиона «чернорубашечников» в качестве дополнительной пехоты)
  10. Будущая 11-я танковая дивизия, которой еще не подогнали танков
  11. «Хиппер» удалось вывести еще до атаки с воздуха, два эсминца, получивших повреждения, оставались в Тронхейме до окончания боев.
  12. Ничего сверхъестественного: один «Нойебау Фарцуг» (знаменитый многобашенный пропаганд-панцерваген) и по три «единички» и «двойки»… Но британский транспорт с тяжелым вооружением бригады был потоплен подлодкой и бороться с танками англичанам было просто нечем.
  13. Кстати, именно на дни штурма Булони и Кале приходится знаменитый «стоп-приказ» Гитлера, так что как минимум покладистость Гудериана, главного нарушителя приказов в вермахте, вполне очевидна.
  14. Большая часть портов на французском побережье имеют внутреннюю гавань, отделенную от океана системой шлюзов. Если шлюзы не работают (а после попадания авиабомбы они скорее всего работать перестанут) — ни войти, ни выйти из порта будет невозможно.
  15. Еще два эсминца были потоплены торпедами с подлодки и торпедного катера. Именно по итогам этих атак адмиралтейство приняло решение отозвать наиболее современные эсминцы, оставив у Дюнкерка только 15 старых кораблей времен Первой мировой. К счастью для англичан, сутки спустя решение было отменено.
  16. Австралийско-Новозеландский армейский корпус.
  17. На этот раз в первой волне десанта шла подготовленная 7-я воздушно-десантная дивизия, но вот вторым эшелоном, как и в Норвегии, бросили горных стрелков. Десанты немцы высадили «по-джентльменски»: на голову самой крупной группировке в Ханье (новозеландская дивизия и морпехи) свалились трехбатальонный парашютный и четырехбатальонный десантно-штурмовой полки, более слабой британской группировке в Гераклеоне достались четыре десантных батальона, а самой слабой австралийской в Ретимноне — всего два.
  18. Стоит отметить, что в самой Германии для ремонта «Бисмарка» и «Тирпитца» предполагалось использовать большие плавдоки.
  19. Технически использовать док по прямому назначению было все еще возможно: на месте разрушенных ворот была создана глухая перемычка, а корабли могли входить в док со стороны гавани. Вот только войти в эту гавань через второй шлюз крупные корабли не могли.
  20. В армиях Великобритании и доминионов полки были не боевыми и административными единицами: в мирное время полки отвечали за боевую подготовку, а в случае войны от каждого полка выделялся один-два боевых батальона, а полк оставался на месте и обеспечивал подготовку пополнений. Ну а отправленные на фронт батальоны объединялись в бригады, а бригады — в дивизии
  21. Большая часть французских портов состоит из двух частей: аванпорта (участка акватории, напрямую связанной с океаном и обычно ограниченной одним-двум молами) и одного или нескольких внутренних бассейнов, отделенных от аванпорта шлюзами, в которых на суда не оказывают влияния приливы и отливы. В плане погрузки-разгрузки, ремонтов и прочей портовой деятельности удобно, но пара тонн взрывчатки — и «ша, уже никто никуда не идет» (с)
  22. Через проливы «мирные» БДБ проходили со снятым вооружением, конвенция Монтрё — вещь гибкая
  23. В ноябре-декабре 1941 года британским войскам удалось вновь прорваться на территорию Киренаики, деблокировать Тобрук и отбросить итало-немецкие войска к Эль-Агейле
  24. Стоит отметить, что Маршалл и Кинг при этом «тянули одеяло» каждый в свою сторону — Кинг требовал всемерно усиливать войска и флот на Тихом океане, а Маршалл был сторонником высадки в Европе.
  25. На Сардинии была сформирована из крепостных частей 90-я панцергренадерская дивизия, юг Франции и Италию заняли восстанавливаемые после разгрома в Сталинграде и Тунисе танковые дивизии, на Балканы была переброшена 1-я танковая дивизия из СССР и полк СС «Нордланд», развернутый в одноименную дивизию. Были также усилены мотопехотой и техникой гарнизоны на Крите и Родосе, о действиях которых будет рассказано ниже.
  26. Как и всякая порядочная именная дивизия образца 1943 года, дивизия имени Толстого Германа имела даже «Тигры» (роту танков 504-го батальона)
  27. Дивизия была в прекрасной для 1943 года форме: больше сотни танков, сорок штурмовых орудий, укомплектованные по штату пехотные и артиллерийский полки. Картину портило только отсутствие батальона «Пантер», не успевшего перевооружиться (к слову, в Италию этот батальон так и не попал — осенью Днепр стал важнее Монте-Кассино)
  28. К сожалению, именно в этот период времени на Средиземном море не осталось ни одного минзага типа «Абдиэль», так хорошо показавших себя в снабжении Крита, Тобрука и Мальты — три корабля погибли, четвертый находился в ремонте, а пятый и шестой только достраивались.
  29. Ценность Антверпена как порта была не просто велика — колоссальна, это был единственный порт, пригодный к немедленному использованию: освобожденный еще 15 июля Шербур начали использовать только 29 сентября, освобожденный 1 сентября Дьепп тоже пострадал и к тому же был небольшим портом, крупные порты Бискайского залива (Брест, Сен-Назер) находились в руках немцев
  30. Дивизия, несмотря на двухзначный номер, не была старой — но ее сформировали из ветеранов восточного фронта, которым повезло летом 1944 оказаться в тылу, в отпуске или в госпитале и располагала почти сотней 20-мм зенитных автоматов, использовавшихся для поддержки войск.
  31. Тоже свежесформированная «сборная солянка» ветеранов, заработавших в СССР гастриты и язвы
  32. Кстати, они же стали образцом для постройки «Хиггинсов» — американских десантных катеров LCVP
  33. Уровень вооружения — московское ополчение 1941 (у ополченцев, правда, еще и минометы были).
  34. Японские пехотные дивизии 1941 года были весьма «толстыми»: стандартная дивизия насчитывала 20 тысяч человек (именно такими и были 16-я и 48-я дивизии, брошенные на Филиппины), усиленная могла иметь до 30 тысяч.
  35. Отвечали японцам только две 305-мм пушки с Коррехидора и 155-мм подвижные орудия — остальным не хватало дальности, к тому же американцы опасались накрыть огнем все еще остававшихся на Батаане военнопленных